Акции!
★ Весь октябрь — упрощенный прием персонажей из сериалов.
★ Упрощенный прием для игроков, которые готовы играть на иностранном языке.
★ Каждому начавшему игру на иностранном языке предоставляется возможность разместить персонажа из нужных в таблице сроком на две недели.

TONYCLAIREPETER

Хэй-хо! Заходите на огонек! Мы завели тему, в которой можно поделиться, как вам удается учить иностранные языки. Подробности в теме Comprende? или как выучить иностранный уже хоть как-нибудь

гостеваянужные персонажисписок ролей и фандомовправилашаблон анкетыхочу к вам

FLAME

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FLAME » Архив игры » Too many children for my liking


Too many children for my liking

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s009.radikal.ru/i310/1707/a8/f92e6ab55dfe.png
Nyxtheshield - Embodiment of a Yellow Demon


Too many children for my liking
участники: Tony Stark, Peter Parker, Harley Keener
время и место: госпиталь Роуз Хилл, штат Теннеси. 2020 год, месяц после событий фильма "Человек-паук: Возвращение домой". До господства Гидры остался примерно месяц.

Описание сюжета: никогда, слышите, никогда не доверяйте Тони Старку гениальных детей! Особенно если один на него дико зол, а второй просто хочет обещанных обнимашек. И уж тем более не доверяйте ему сталкивать их лоб в лоб под благородным предлогом.

Отредактировано Peter Parker (2017-07-12 23:26:43)

+4

2

Трудно было понять, что раздражало Хэппи больше: то, что нужно было ехать с Тони в Теннесси, то, что ему предстояло всю дорогу слушать подростковый лепет Паркера, или же то, что в Теннесси Тони собирался встретиться с еще одним мальцом. Старк лишь разводил руками: деваться некуда, надо ехать.

Тони можно было дать немалое количество негативных характеристик, но неблагодарным его назвать было нельзя. Если бы не Харли, то Старка бы здесь не было. Лежал бы в земле, и только Роджерс приносил бы цветочки на могилку. Кинер же помог Тони не только подняться на ноги после досадного поражения от очередного злодея, но и осознать то, кем он на самом деле являлся. Это дорогого стоит и так просто не забывается.
Харли был непростым мальчишкой, и судьба у него была непростая, но он еще не был испорчен этим миром. Пожалуй, знакомство с Харли и дало Тони повод иначе посмотреть на детей. Да, они еще плохо знают эту жизнь, из-за отсутствия опыта совершают много глупостей, но они еще открыты этому миру, они честнее взрослых. Старку, повидавшему на своем веку немало предательств, - а некоторые он и вовсе ощутил на собственной шкуре - очень не хватало кого-то, кому можно было доверять, кого-то, кто не предаст.

Теперь у Тони был Питер, и он казался тем самым человеком, которого Старку так не хватало. Можно сказать, что у них были отношения отца и сына - но только такие, какие Тони знал сам. Говард всегда был занят работой, а Тони был предоставлен самому себе, и с Питером все выходило точно так же. Но Старк не был отцом Питеру и уж тем более не желал его заменить. Он хотел быть кем-то вроде наставника, а в ответ хотел видеть этот чистый и открытый взгляд, преисполненный уважения, а может, даже почитания.
"Лучше б собаку завел," - ворчал Хэппи каждый раз, когда речь заходила о Питере. Но собака ведь не сможет по достоинству оценить костюм, изготовленный специально для нее. И уж точно она не скажет Тони, что хотела быть похожей на него: как бы Старк ни хмурился, слова Паркера все равно были как бальзам на душу.

- Приехали, - известил Хэппи, подъехав к дому, где жил Паркер. - Но предупреждаю: будет много болтать - всю дорогу проведет в багажнике.
Тони улыбнулся, но не стал отвечать: Питеру угрожать было бесполезно, да и Хэппи после недавних событий взглянул на мальчишку по-иному. Похоже, теперь он понимал, что же такого Тони нашел в, казалось бы, обычном школьнике.

Мэй, кажется, была на работе или в отъезде - в общем, Тони в этот раз удалось обойтись телефонным звонком, чтобы предупредить тетушку о поездке Питера на научную конференцию в Теннесси. Она, конечно же, не преминула напомнить о том, как был расстроен ее племянник, когда Тони оборвал его практику в Старк Индастриз, и чуть ли не в красках рассказала о том, как у мальчишки слезы наворачивались на глаза. Это было очень... мило. В общем, разрешение от Мэй было в итоге получено, так что теперь Хэппи оставалось лишь сходить за вещами Питера и довести его до машины, не дав ему вляпаться по пути в очередную историю.

Когда дверь автомобиля открылась, Тони опустил очки ниже, чтобы рассмотреть Питера. Вроде синяков на нем не было, ну или они не бросались в глаза. То ли давно не нарывался на проблемы, то ли действительно стал осторожнее.
- Сегодня у нас с тобой гуманитарная миссия, Питер, - начал Старк. - Мы едем в Теннесси навестить моего старого знакомого. Он попал в беду и оказался в госпитале. Я мог бы поехать и сам, но мне кажется, что вам стоит познакомиться. Остальное расскажу уже на месте, а пока можешь рассказать Хэппи, как твои успехи в школе.

Отредактировано Tony Stark (2017-07-13 21:12:59)

+2

3

Звонок-предупреждение Хэппи (хмурое "Пакуй вещи, мы за тобой заедем через три часа") застал Питера в парке Флашин Мэдоус вместе с Нэдом. Друзья были очень заняты: обсуждали новую формулу паутины, предложенной Пауком, ожесточенно спорили насчёт того, какой эпизод "Звездных войн" лучше и почему, одновременно пытаясь бросить бутылку с колой на траву так, чтобы она устояла на донышке. Паркер неизменно выигрывал - что неудивительно, учитывая его способности. Тем не менее, энтузиазму Нэда это нисколько не мешало: "навигатор" Человека-паука пыхтел и прищуривал глаз, долго целился и пространно рассуждал о балансе бутылки и улучшенном глазомере Человека-п... простите, Питера Паркера.
Вздрогнув от вибрации телефона и в очередной раз прокляв свою сверхчувствительность и не очень уверенный контроль над ней, подросток с удивлением посмотрел на экран и принял вызов, но не успел даже поздороваться в своей обычной радостной манере. Получил в ответ короткий приказ и противные гудки. Зато Нэд уже успел весь подобраться в ожидании новостей: он каким-то образом всегда угадывал, когда стоит расспрашивать Питера по поводу жизни его альтер-эго, а когда лучше заткнуться в тряпочку. Сейчас же случай для атаки был явно благоприятный.
- Нууууу? Паркер, колись лучшему другу. Тони Старк снова позвал тебя на "практику"?
- Я не знаю, Хэппи ничего не уточнил, - честно признался Питер, поднимаясь на ноги, закидывая в портфель тетрадь с формулами и подхватывая с травы куртку, на которой он сидел. Нэд неохотно присоединился к нему.
Между ними по-прежнему не было согласия по поводу решения Паркера не присоединяться к Мстителям и отказаться от второго костюма, разработанного для него Тони Старком. Нэд до сих пор искренне считал его сумасшедшим; Пит же проявил неожиданное упорство в отстаивании своего права на самостоятельную жизнь и достижения. Он был благодарен мистеру Старку, он восхищался им - но попадать от него в зависимость, как ранее от костюма, он не хотел и не собирался. Нельзя сказать, что он не желал стать полноправным Мстителем, нет: Паркер мечтал об этой команде с того самого момента, как Читаури вторглись в Нью-Йорк, и он наблюдал за битвой по экрану телевизора. Но он не хотел вступать, будучи известным только как выскочка и протеже мистера Старка; Питер хотел заслужить своё право сражаться плечом к плечу с героями своего детства, а не пользоваться блатом в виде своего наставника.
Распрощавшись с Нэдом на выходе из парка и пять раз пообещав их секретной клятвой рассказать все, что будет можно, не попав при этом под суд, Паркер едва ли не бегом направился домой, ломая себе голову над тем, каким будет задание на этот раз, и будет ли это вообще заданием. За последний месяц он много чего переосмыслил, наобщался с Кэрон, Мишель и Нэдом на три жизни вперёд, спас бесчисленное количество котят, предотвратил два изнасилования, пять ограблений и подвесил вверх тормашками десятка с два щипачей. С последними было особенно тяжело: многие из них были детьми в непростой ситуации, и на такой заработок шли либо потому, что их заставляли родители, либо потому, что были ещё слишком малы, чтобы работать. Таким Питер обычно предлагал подойти вернуть награбленное, а взамен он их накормит и даст немного денег, и сердце подростка сжималось каждый раз, когда они соглашались. Куда девались карманные деньги, недомститель Мэй, конечно, не сообщал, но к её радости, начал подрабатывать. Курьер, фотограф-фрилансер, даже репетитор по физике и испанскому - все, чтобы обеспечить себя деньгами и хотя бы немного помочь тете, незаметно подкидывая нехитрый заработок ей в кошелёк. Она пока ничего не замечала, или делала вид, но Паук был рад в любом случае.
Вчера Питер нарушил своё собственное негласное правило и наведался домой к знакомым брату и сестре из неблагополучной семьи. В латаной-перелатаной, пусть и чистой одежде, тихие и боящиеся своей тени, детишки вытаскивали бумажники с ловкостью профессиональных уличных воришек. За счёт этого старшая сестра заботилась о том, чтобы семья могла купить поесть и одеться, а не только выпить для родителей.
В общем, Паркер залез к ним в окно и перепугал их до зелёных чертей: отец семейства даже кинулся на него сначала с бутылкой, затем с "розочкой", но к тому моменту Пит уже драпанул в то же окно. Бутылку о голову мужчина ему все-таки разбил, и если бы не костюм - лежать бы подростку в ближайшем морге. Так Кэрон разгневанным голосом, которому позавидовала бы тётя Мэй, сообщила, что у него сотрясение и что на следующую ночь (и день) крестовые походы во имя справедливости отменяются. Питер, ощутивший слабость и дикий туман в голове, как только испарился адреналин, не был склонен сильно возражать - особенно после того, как упал на свою кровать прямо с потолка.
Хорошей новостью было то, что родители брата и сестры перестали пить, решив, что к ним тогда пришла огромная сине-красная белочка: утром Паркер видел, как семейство ходило по магазинам и в кои-то веки взрослые были трезвыми, а дети улыбались. Ну что ж, это стоит одной пропущенной ночи - даже если голова периодически кружилась и болела, Кэрон была на него явно обижена, а Нэд все стремился потрогать его шишку.
На сборы много времени Питер тратить не стал: смена одежды на день, костюм и бутылка воды поместились в его рюкзак. На любую еду он временно смотрел с большим сомнением, поэтому брать даже перекус мысленно отказался, уже заранее стоически выдерживая укоризненный взгляд Мэй. Переодевшись в свежие джинсы и футболку, Паркер снова углубился в расчеты и формулы, игнорируя монотонное постукивание молотка боли в голове - до тех пор, пока в его дверь не позвонили.
- Сейчас! - Пит в два прыжка преодолел расстояние до двери, чтобы открыть её, являя свою взъерошенную и сосредоточенную физиономию уже заранее недовольному Хэппи. Кажется, этот человек никогда не улыбался, что неудивительно: он вечно был занят. Паркер ему слегка сочувствовал, но не преминул расплыться в широкой улыбке, поправляя лямки рюкзака. Он действительно был рад его видеть - пусть Хэппи и гонял его за мелкими поручениями каждый раз, когда они встречались в центре Мстителей. И вообще просто встречались.
- Привет, Хэппи! Я сейчас, я уже готов! - забыв про головную боль, Пит быстро обулся и подхватил ключи, выскакивая из дома с присущим ему энтузиазмом. Хэппи закатил глаза, наблюдая за тем, как Паркер три раза промахнулся ключом мимо замочной скважины, прежде чем закрыть дверь, но ничего не сказал по этому поводу, явно считая, что парнишка просто перевозбужден неизвестным.
- Это все твои вещи? - мужчина указал на рюкзак. Питер кивнул, снова поправляя лямки, и водитель мистера Старка подозрительно прищурился было, готовый спросить, не заболел ли обычно разговорчивый Паук, как тот с небольшим опозданием развеял его сомнения и заставил привычно заскрипеть зубами:
- Вы не уточнили, что за миссия, и миссия ли вообще, вот и я взял самый минимум. С костюмом пришлось слегка повозиться, но его я тоже упаковал. Паутинометы там же, просто мне жарко надевать кофту с длинными рукавами, чтобы их прятать...
- Так, все, хватит, я понял, - с трудом прервал Хэппи поток сознания Питера. - Идём уже.
- А мистер Старк поедет с нами? Поэтому же вы сказали, что "мы заедем"? И куда мы едем? Или летим? А надолго? А сражаться надо будет? А Мэй знает? И что знает, чтобы я не проговорился? - Паркер был слишком взволнован, чтобы идти спокойно, как все нормальные люди, и поэтому то обгонял Хогана, то отставал, появлялся то с правого, то с левого бока. Внимательному глазу было бы заметно некое отсутствие привычной Пауку координации: например, иногда подростку как будто бы мешали собственные ноги и он спотыкался на ровном месте. Для человека, который мог стоять в возмутительном для физики горизонтальном положении над землёй, прицепившись ступнями к железной решётке, это было странно, но могло быть объяснимо тем же самым возбуждением и наконец, чертовой перестройкой организма. Переходный возраст настигает даже гениев и дружелюбных соседей-супергероев.
- Добрый день, мистер Старк! - Питер сел в машину, с улыбкой приветствуя своего неофициального наставника, пока Хэппи закидывал в багажник его рюкзак и занимал своё место. С явно физическим усилием захлопнув рот, чтобы не вывалить на миллионера кучу вопросов, Паркер поудобнее перехватил предварительно вытащенную из багажа тетрадь с прицепленной ручкой, слушая Тони. По окончанию краткого инструктажа он склонил голову набок, явно разрываемый любопытством, но одновременно останавливаемый обещанием/неявным приказом "рассказать все на месте". После краткой борьбы с самим собой, Пит все же не выдержал:
- А почему вы хотите, чтобы я с ним познакомился, мистер Старк? Это единственный вопрос, который я задам до места прибытия, честно! И у меня же каникулы... месяц как, - последняя фраза вышла неловким бормотанием. Питер спокойно мог представить, что Железный человек забудет про такую мелочь - как-никак, есть дела поважнее, - и очень, очень искренне старался не обижаться. Совсем. Даже каплю. Хорошо, это было все же неприятно: если раньше новоявленный ментор хотя бы просматривал голосовую почту Хэппи (как иначе объяснить то, что он знал про его маленькие геройства?), то сейчас явно был погружён в другие заботы.
- Я подрабатываю - курьером, репетитором, и иногда выхожу на рейды днём, а не только ночью. Мэй меня спалила в костюме недавно, кстати, но я выкрутился, - торопливо попытался подросток сломать неловкую для него атмосферу привычным способом, пусть на этот раз он явно немного и не совсем радостно нервничал. Попробовав нажать на кнопку ручки и не попав, Питер покраснел и спрятал руки под тетрадь, надеясь, что мистер Старк ничего не заметил. Лёгкие неприятности с координацией должны были исчезнуть к вечеру, как его заверила Кэрон, но вот так вот выдавать, что у него была травма, человеку, который только начал воспринимать его всерьёз, он не хотел. - Тепло выманило преступников из норок на аттракцион "Повиси вверх головой на фонарном столбе или стене за счёт заведения", потому что у меня за одну ночь баллон её уходит. Теперь я пытаюсь разработать новую формулу для паутины - более прочную, чтобы она смогла выдержать больше веса, и при этом более компактную, чтобы её могло уместиться больше. Но тогда возникают проблемы с эластичностью и растворяемостью, хотя я уверен, что смогу их обойти... - Паркер раскрыл тетрадь на заложенной странице, уронил ручку, наконец поймал её под своими ногами и, смущаясь своей временной неловкости и вообще какой-то странной атмосферы, погрузился в формулы, периодически бормоча себе под нос соединения и расчёты.
Сосредотачиваться на цифрах было трудно, но Питер старался: он внезапно осознал, что не очень понимает, как вести себя. Хэппи был хмурым всегда, но Паркер чувствовал в нем надежное плечо, которое можно доставать: как старший брат-пессимист, вечно недовольный младшим, но который первый кидается ему на помощь, если что-то нужно. Мистер Старк же был другим: Паук до сих не понимал, обиделся тот на него за отказ вступить во Мстители или нет, и как именно он к нему относится. Вроде как снисходительно, но одновременно он строит такой забор на линии, которую он между ними очертил, что проданная башня Старка показалась бы лилипутом.
Питер был... проще. Может, потому, что не имел достаточно жизненного опыта и никогда не испытывал предательства. Открытый, порывистый и эмоциональный, он был как бы антиподом Тони Старка: стучался в бронированный шар хомяка, который миллионер таскал на себе, и недоумевал, зачем он вообще нужен. Он восхищался своим наставником и гордился самим фактом, что тот обратил на него внимание, но их отношения вне супергеройства были... странными. Если они вообще были. Поэтому неловкость осознавшего это Питера было очень легко понять.

+3

4

Питер, как всегда, был не в меру разговорчив, и это заставляло Хэппи громко пыхтеть, выражая тем самым негодование. Это поведение было очень знакомо Тони: когда-то, когда Хэппи только взяли на работу, Старк тоже доставал его разговорами, которые очень быстро переходили в монологи, сопровождаемые лишь недовольным пыхтением Хэппи. К слову, в те времена он и получил это прозвище - за вечно угрюмый вид.

Тони был приятно удивлен тем, что Паркер нашел себе подработку. В его возрасте Старк думал о чем угодно, только не о работе. К счастью, визит в госпиталь не должен был занять много времени, и завтра Питер уже мог вернуться к привычным делам.
Меньше всего Старку хотелось отнимать у Паркера все то, что у него сейчас было. Учеба, друзья, отзывчивая тетушка, а теперь еще и работа, - это та жизнь, которую заслуживает каждый герой. Вот только не каждый герой может себе все это позволить.
В свои шестнадцать Тони уже безвылазно сидел над выпускной работой в технологическом институте - не потому что его не интересовала студенческая жизнь или ему не хотелось веселиться вместе со всеми, а потому что он надеялся хотя бы так впечатлить Говарда. Надежда не оправдалась, даже когда младший Старк окончил институт с отличием в семнадцать лет.

Тони мало общался с Питером, так что тот, видимо, пользовался случаем и выкладывал все, что накопилось за время их не-общения. Старк даже не пытался ответить на вопросы, пока Паркер не замолк. Порой казалось, что мальчишке и не нужны были ответы: ему нужно было просто выговориться. Тони повернулся к нему, облокотившись на спинку сиденья, и заглянул в тетрадь.
- Говоришь, Мэй увидела тебя в костюме? Надеюсь, она точно ничего не заподозрила.
Ох, она разорвала бы Старка в клочья, если бы узнала, что он поощрял интерес ее племянника к геройствам. Ее, в общем-то, можно было понять, но некоторых просто невозможно переубедить. Пеппер годами пыталась вразумить Тони, заставить его не действовать опрометчиво, не рисковать жизнью, когда в этом не было необходимости, но уговоры были бесполезны. Поэтому Старк не собирался останавливать Питера. Лучшее, что он мог сделать, - это проконтролировать, чтобы с Паркером не приключилось ничего страшного. И пускай радуется, что Тони никого к нему не приставил. У него самого-то до четырнадцати лет была нянька, и вот это было чертовски странно даже по меркам восьмидесятых годов.

Старк был рад, что Питер отказался вступить в ряды Мстителей. Если сравнивать, то Мстители были как супергеройское ЦРУ. От прочих местечковых героев их отличало право действовать за пределами Соединенных Штатов и необходимость отчитываться перед ООН. Такая публичность Питеру была ни к чему, а костюмчик от кутюр - то есть от Старка - у него был и без статуса мстителя. А сегодня ему и вовсе предстоял перелет на частном самолете. Неплохо для простого уличного героя.

- Ты спрашивал, почему я считаю, что тебе стоит познакомиться с этим человеком, - заговорил Тони, когда самолет поднялся в воздух и подали напитки. - У вас много общего - может быть, даже больше, чем я вижу. Ну и... ты больше склонен к состраданию, чем я.
Да уж, честнее не скажешь. Старк тоже потерял родителей, но это было очень давно. Он не был уверен, что сможет найти подходящие слова для утешения. Одно он знал точно - он был готов сделать все, что было в его силах, чтобы помочь Харли жить дальше, ни в чем не нуждаясь. Питер казался тем человеком, который был способен помочь пережить тяжелую потерю. Признаться честно, именно он помог Старку остыть после конфликта с Капитаном и переключиться на что-то более важное, чем выяснение отношений. Иногда Тони смотрел на Паркера и думал, как же он пережил потерю родителей? Питер был таким жизнерадостным, позитивным и открытым миру, как будто с ним никогда и ничего плохого не приключалось.

- Ты не собран, - заключил Тони, когда Паркер сделал очередное неловкое движение: сложно было не заметить, что обычно чрезвычайно ловкий Человек-паук еще с самого начала поездки не мог совладать с простыми для него действиями. - У тебя все в порядке?
- Идем на снижение, скоро приземлимся, - Хэппи вышел из кабины пилота и прошел к своему креслу.
Старк многозначительно посмотрел на Питера, тем самым дав понять, что от разговора ему все равно не уйти. Он, конечно, мог придумать с дюжину безобидных причин для растерянности Паркера, но он имел дело не с обычным подростком. Так что дело могло быть не в переутомлении или похмелье, а в чем-нибудь куда более серьезном, и игнорировать потенциальную опасность Старк не мог.

+2

5

- Я отговорился тем, что это костюм, который я делаю заранее на хэллоуинскую вечеринку в школе. Она знает, что я все делаю сильно заранее, и что в нашей школе Человек-паук что-то вроде кумира, поэтому вроде как поверила, хотя мне кажется, она хочет поставить решетку на мое окно, если честно, - Питер с истинной радостью замеченного важным взрослым ребёнка оторвался от расчетов, заполнявших уже третью страницу. На первый взгляд нагромождение формул, цифр и названий химических элементов не представляло никакого смысла и было просто выведено в разные стороны, а то и поверх друг друга безо всякой логики, но Паркер прекрасно разбирался в написанном. И это не считая того, что порой расчёты были вверх ногами - привычка подростка не отрываться от письма, даже будучи на потолке. - Она знает, что я бегаю из дома по ночам, но не связывает это с Человеком-пауком, и закрывает на это глаза. Просто просит быть осторожнее и бежать от любой опасности, - улыбка Питера слегка померкла, и он снова уткнулся в расчёты, хотя его рука перестала двигаться и что-либо писать.
Он прекрасно понимал, почему Мэй просит его делать это, беречь себя даже за счёт других людей, и ему претило врать ей. Она боялась потерять его точно так же, как потеряла своего мужа, который как раз придерживался прямо противоположной точки зрения. Если ты можешь что-то сделать - это становится твоей обязанностью. Можешь снять котёнка с дерева - сними. Можешь задержать воришку - задержи. Можешь спасти человека, даже ценой своей жизни - спаси. Это твой долг: любая сила изменить ситуацию к лучшему или худшему возлагает на тебя ответственность за то, как ты её используешь. Обладать возможностью помочь и простоять в стороне для дяди Бена было едва ли не бóльшим преступлением, чем убийство, и именно это убежденность и отсутствие таковой у его племянника привело к его смерти.
Мэй просто не хотела потерять Питера, который после гибели Бена стал смыслом её жизни. Она готова была пойти против целого мира и в том числе пожертвовать жизнями и благополучием других - лишь бы подросток был жив и здоров, и при этом не превращалась в наседку с комплексом гиперопеки. Мэй была не просто тётей и его законным опекуном - она была его первым и самым верным другом, который никогда не отвернётся, как бы сильно они не ссорились. И как бы сильно он не увиливал и не лгал ей, она была на его стороне.
Но одновременно Питер не мог остаться в стороне и закрывать глаза на все, что происходило вокруг. У него был невероятный потенциал - спасти или разрушить, и он выбрал первое, постоянно физически и периодически морально страдая от этого, причиняя боль тем, кто окружал его. Он был безумно благодарен за Нэда - друга, который не обижался, если Пит не приходил/опаздывал на встречу, поскольку каким-то плохишам вздумалось ограбить магазин бытовой техники. Но он знал - и это давало ему ошеломительное преимущество перед Мэй, которая не знала ничего. Она просто думала, что племянник тяжело переживает переходный период, вот и дерётся много. Не говорить же, что это ему оторванной доской с гвоздями по плечу заехали, а не кулаками.
Воспоминания и быстрые размышления вкупе с проснувшейся головной болью окончательно убедили Питера в том, что вряд ли он сможет нормально сосредоточиться. К тому же, Карен сказала, что ему нельзя читать и смотреть телевизор - хотя бы сегодня: исцеляющий фактор, конечно, был невероятно полезен, но перегружать себя не стоило. А Паркер делал именно это: закрыв тетрадь, он попытался снова заложить её  ручкой - но не рассчитал силы и оторвал клип. Закатив глаза, он просто сунул ручку между страниц и прижал тетрадь к груди, наблюдая за Нью-Йорком из окна.
Дорогу до аэропорта они проделали в молчании: Питер даже попробовал попытаться заснуть, но не успел. Выкарабкиваясь из машины в странном сонном оцепенении, он споткнулся и оказался бы на земле, если бы Хэппи не успел поймать его за локоть. Смущённо поблагодарив скрывающего за недовольным ворчанием встревоженность телохранителя мистера Старка, Питер, независимо полыхая ушами, последовал за миллиардером сначала в здание аэропорта, затем в самолёт. С чувством выполненного долга споткнувшись пару раз на трапе, бледный Паук сел в кресло напротив Тони, моментально отвернувшись от окна и снова раскрывая тетрадь - больше для прикрытия, чем для настоящих расчётов.
Питер никогда и никому, даже Нэду, не рассказывал, что боится высоты. Для героя, чей главный талант заключался в быстром перемещении из точки А в точку В на большой высоте и прилипании ко всем мыслимым и немыслимым поверхностям, такая слабость была абсолютно смехотворной. Тем не менее, страх высоты никуда не делся: драка с отцом своей девушки на невидимом самолёте, с поверхности которого он вечно соскальзывал, а паутина была абсолютно бесполезна, нисколько не способствовала его излечению. И да, если на самолёте и монументе Вашингтона у него были отвлечения - слегка убийственные намерения Эдриана Тумса к нему, заботы, чтобы самолёт не уничтожил большую половину Нью-Йорка, опасность для друзей - то тогда, над озером, их не было. Был только режущий лицо даже сквозь маску ветер, жуткая морда Стервятника перед глазами, шум крыльев и непроглядная гладь с редкими огоньками вокруг внизу.
Озеро же... Паника. Так выглядит паника. Чёрное зеркало, тянущие ко дну бесчисленные тросы парашюта, беспорядочные, хаотичные движения, попытки снять маску, удаляющийся тусклый свет - и невозможность дышать. Все сжимается внутри, голова, и так опутанная панической атакой в борьбе за жизнь, отказывается даже позволить ему сосредоточиться на путах. Он мог только беспомощно барахтаться, запутываясь ещё больше, неумолимо погружаясь все ниже.
Питер очень, очень хотел забыть те несколько секунд, когда он сдался боли горящих огнём лёгких и открыл рот в судорожном вдохе отчаяния, позволяя воде наполнить его. Кашляя огромными пузырями и захлебываясь, Паркер постепенно расслабился, слабо пытаясь ещё "хвататься" пальцами за воду. На секунду ему показалось, что он может дышать водой и нужно об этом рассказать Нэду, это же сенсация! Глупая мысль угасающего без кислорода сознания, пытавшегося смягчить самые болезненные моменты утопающего. Когда Питер мысленно уже вернулся домой, к слегка уставшим после работы Мэй и Бэну, поверив, что все это время просто лежал где-то, ударившись головой - чертов Флэш опять с силой толкнул его в шкафчик и запер, - сильные руки костюма выдернули его из обвёрнутого вокруг тела парашюта и вытащили на поверхность.
Затем был паром. И опять. Вода, много воды, сбежать нельзя, паутина рвётся, как нитки в руках неопытного Паркера, когда он шил свой первый костюм, паникующие люди, визжащие сигнализацией машины и он, разрываемый на части между половинками корабля. Кроме высоты и искаженного болью лица дяди Бена он теперь часто видит воду во сне, чёрную муть, жадно заглатывающую его или его половинки вместе с осколками парома, и просыпается - нет, не с криком и в поломанной кровати. Полностью парализованный, до белых костяшек сжимающий простыню, с ужасом смотрящий в потолок и со всхлипом глотающий воздух - но как будто все ту же обжигающую жидкость. Ведь все, что нужно было сделать мистеру Старку - опоздать. На пару секунд. И все.
Питер вздрогнул, вырывая себя из неприятных воспоминаний, и повернулся к наставнику, по-прежнему не смотря в иллюминатор. Он уже не ожидал получить ответ на свой вопрос, и уж тем более такой ответ. Что значит "больше склонен к состраданию"? Как сильно был ранен знакомый мистера Старка? Или он не был ранен, а болен? А может, и не было знакомого, это было прикрытие для миссии? Сотни вопросов жужжали и бестолково кружились в больной голове Питера, как осы в банке, но он все же оторвал испытующий взгляд от мистера Старка, оставив его посыпанный тайной леденец дразнилок без ответа. Он уже успел усвоить, что если миллиардер хочет сохранить что-то в тайне до определённого момента - он так и поступит, а пытать его бесполезно. Хотя...
- Я бы поспорил, - пробурчал он, не надеясь, что наставник станет прислушиваться. - Вам просто некому его выражать, не скатываясь в жалость.
Когда Питу было три, его папа объяснил ему разницу между этими понятиями. Жалость унижает и того, кто её испытывает, и того, на кого она направлена, говорил он. Сострадание - благородное чувство, но если с ним переборщить, оно станет низменной жалостью. Паркер тогда мало что понял, но запомнил и потом хвастался детям во дворе с умным видом, но сейчас он прекрасно понимал отца. В частности потому, что он жалел Стервятника.
Хэппи хмуро читал что-то в кресле в соседнем ряду, и Питер, неловко скинув обувь, свернулся на сидении. Для него, спящего на потолке порой, понятия удобства не существовало, а организм, измотанный борьбой с сотрясением, требовал отдыха, поэтому Паркер довольно быстро впал в сонную дремоту. Уснуть он не мог: рёв двигателей слишком сильно раздражал его обострённые чувства - но даже такому отдыху он был рад.
Очнувшись примерно за полчаса до посадки, Питер, выпутываясь из своего клубка, позорно свалился прямо под ноги мистеру Старку, тут же вскакивая и забиваясь обратно в кресло, снова полыхая ушами. Расслабившись, он уже забыл про пульсирующую головную боль и раскоординированость, за что и поплатился.
От допроса с пристрастием Питера спас Хэппи, за что получил благодарный взгляд побледневшего мальчишки. "Питер, ты не умеешь скрывать эмоции", - зазвучал в его ушах голос Лиз. Он знал это. Одной из причин, по которой он носил маску, было то, чтобы злодеи не видели, когда ему бывает страшно. Сейчас же не было маски, и Паркеру было неуютно под взглядом мистера Старка. Хорошо хоть разговор отложился по причине посадки.
В аэропорту оглядывавшийся и периодически спотыкавшийся Питер держался Хэппи и даже молчал, чтобы Хоган не ушёл вперёд и не бросил их с мистером Старком наедине. Краткая поездка - и Питер, стараясь не выдавать своего любопытства слишком явно, заходит вслед за миллиардером в больницу. Хэппи отправился парковать машину.
- Мистер Старк, Вы обещали все рассказать, - тихо напомнил Паркер, пока они шли к стойке регистратуры. Он не требовал ответов прямо тут, в коридоре, но все же так он был уверен, что наставник будет помнить о своём обещании.

Отредактировано Peter Parker (2017-07-18 11:58:40)

+2

6

Увы, но рассказывать Старку было особо нечего.
Во всяком случае, так бы ответил Питеру сам Харли.

Он просыпался невероятно медленно, тяжело извлекая себя из пучины вязкой, обволакивающей пустоты. Не было ни мыслей, ни понимания. Он словно бы очнулся от длительного сна, - одного из тех, в которых ты не слышишь ни звуков, ни присутствия - и медлил осознать, что, в очередной раз, опоздал на школьный автобус.
Тишина долго не хотела расступаться. Вместе с ней отказывалась уходить и чернота, замкнувшая все пространство перед взглядом.
Он был ни тут, ни там, находясь, фактически, между миром реальным, и теми грезами, что опускаются на нас после применения седативных препаратов. Он ощущал себя, но ощущения эти были размыты, необъятны. Бесформенны. Словно бы он был вне пределов своего тела. Словно бы он - был не он.

Неожиданно, среди всего этого пустого и темного пространства, не наполненного ни пейзажами, ни смыслом, возникло дерево. Высокое дерево, с объемной зеленой кроной, листья на которой неспешно трепетали, в такт легкому ветру за окном.
Харли никак на не отреагировал на это дерево, словно бы его появление прошло для мальчика незамеченным.
Впрочем, так и было.
Харли и видел и не замечал его, как не замечал и окна, и высоких, синеватых стен по бокам от своего взора, и плотных шторы, сейчас разомкнутых. Он не осознавал где он, и долгое время мог лишь бездумно держаться взглядом за окно перед ним. Не издавая звуков, не высказывая эмоций, никак не реагируя на торчавшую из собственного рта, эндотрахеальную трубку, что плотным механизмом закреплялась на затылке.

Доктора убрали последнюю 52 часа спустя, после того, как успешно завершили операцию на его левой ноге. Еще через 24 они перевели его из реанимационного отделения в неброскую палату интенсивной терапии...
К тому времени, Харли практически полностью пришел в сознание.
Этого состояния относительной прострации оказалось вполне достаточно, чтобы четко понять, что именно имел в виду темнокожий мужчина, облаченный в синюю хирургическую форму, когда знакомил его с Мисс Рейли - сотрудником социальной службы.

"Все будет хорошо, мы позаботимся о тебе." - Отвратительная фраза, сказанная не менее отвратительным, полным скорби голосом. Кинеру, в тот момент, показалось, что стошнит его намного раньше, чем он растрогается в собственных чувствах...
Позже, это назвали стрессом.

Через день, врачи сочли его состояние достаточно стабильным, чтобы сообщить все оставшиеся новости. Часть из них нисколько не обеспокоила Харли, но иная же, заключавшаяся в сухих "все имущество утрачено", "мы пытаемся связаться с твоим отцом" и "у Лизы 93% ожогов", казалось, выжгла что-то внутри его сердца. Что-то такое, что никогда более не смогло выздороветь.

Когда хирург и социальный работник заговорили с ним впервой, Харли почему-то поставил знак равенства между смертью родителей и смертью сестры. Это ударило. Ударило больно. С невероятной силой и жестокостью, разрывая душу на мельчайшие кусочки, и оставляя тебя не в силах даже плакать... Он никогда не испытывал похожей агонии прежде. За всю свою жизнь, со всеми ее потерями и страданиями, он и близко не подбирался к этой планке... И все же, это состояние не шло ни в какое сравнение с тем, в которое его повергла эта другая, важная новость.
Лиза была жива.
Но то было лишь условно. Все ее жизненные показатели поддерживались громоздкими машинами в реанимационном отделении. Вся она, - его маленькая любимая сестра, - с ног до головы была замотана бинтами, а из ее горла, равно как и у Харли ранее, торчала омерзительная прозрачная трубка.
"Тебе следует попрощаться," - сказал один из санитаров, что был приставлен следить за Кинером ночью, - "Лиза в крайне тяжелом состоянии. Ты должен понимать, Харли..."
Она страдает. Ты должен ее отпустить.
Признаться, мальчишка так и не смог понять, были ли последние слова реальностью, или Харли додумал их сам себе. Но, так или иначе, он не послушался. Он не мог заставить себя смириться с тем, что может потерять сестру, сразу после того, как ему, неожиданно, ее вернули. И это была его ошибка. Сильнейшая ошибка, за всю его непродолжительную жизнь, масштабы которой он сможет узнать лишь годы спустя.
А пока, пока он сидел в своей палате, безжизненным взглядом следя за густой кроной зеленого дерева, и пытался примириться с мыслями.
Лиз оставила его этим утром.

+2

7

Хэппи был надежным другом, хорошим водителем, но крайне неудобным телохранителем. Вот и сейчас, когда Тони с Питером нужно было поговорить, он очень некстати вмешался. Старк недовольно хмыкнул, достал планшет и отправил запрос Искусственному интеллекту в костюме Паркера. Тони не контролировал каждый шаг своего подопечного, но на тот случай, когда нельзя было получить ответ от человека напрямую, нужно было иметь возможность получить его иным способом. Когда Мстителям пришлось разыскивать Тессеракт по заданию Щ.И.Т.а, эта предусмотрительность оказалась очень кстати. Ответ Карен - и черт знает, почему Паркер так ее назвал, - Тони не порадовал. Тем не менее, он тактично промолчал, а не стал отчитывать Питера за молчание. Так бы, наверное, сделал и Говард.

Молчал Старк до самого госпиталя, а когда по пути к стойке регистрации Питер заговорил, Тони пристально на него посмотрел. Последний шанс признаться, Питер. Нет? Ну ладно.
- Хэппи выяснит, в какой палате находится мистер Киннер, - он перевел взгляд на Хогана. - А я сейчас вернусь, - и без объяснений развернулся и направился вперед по коридору.

Старк появился в поле зрения спустя пару минут с пластиковым стаканом воды в одной руке и упаковкой таблеток в другой. Он сунул и то, и другое Питеру в руки, после чего, глядя куда-то поверх его головы, проговорил:
- Не многие знают, кем ты являешься. Но скрывать что-либо от тех, кто знает, не лучшая идея. Выпей одну таблетку - немного полегчает, - он опустил взгляд, чтобы, наконец, посмотреть Питеру в глаза и убедиться, что тот понял его мысль.

Про травмы головы Тони знал немало. И это даже не из-за того, что он не сразу предусмотрел смягчающую удар подкладку в костюме Железного Человка. Жизнь у Старка была насыщенной и до того, как он стал супергероем. Хэппи мог бы рассказать немало забавных и не очень историй о приключениях Тони Старка в былые времена, но, к счастью, он был связан контрактом о неразглашении информации.

Хоган сообщил, в какой палате находился Харли, и Тони указал Питеру рукой в сторону лифта. Хэппи пообещал оставаться на связи и пошел на выход, чтобы посидеть в автомобиле и, видимо, посмотреть очередную серию Аббатства Даунтон.
- Итак, Харли Киннер, тринадцать лет, - Старк заговорил уже у лифта. - Пострадал во время пожара, в котором погибла его мать. Сестра на аппарате жизнеобеспечения. Отец... - тут Тони ненадолго замолк. - Его местонахождение условно неизвестно.
Можно было разыскать отца Харли, Джарвису это не составило бы большого труда. Вопрос был лишь в том, хотел ли мальчишка его видеть. На его месте Тони вряд ли бы обрадовался такому воссоединению.
- Сейчас нужно понять, как мы можем ему помочь, - под "мы" Старк подразумевал себя, свою компанию, адвокатов и, разумеется, банковские счета, но Питер тоже мог внести вклад в помощь Харли - хотя бы с моральной стороны. - Когда-то этот парень спас мне жизнь, пришло время расплатиться по счетам.

Приехав на нужный этаж, Старк направился к палате, где был Харли. Сложно было предположить, какой должна была стать эта встреча. С одной стороны, их ничего не связывало, а с другой - Тони все-таки был его должником. Может быть, если бы он обеспечил Кинеру и его семье переезд в другой город, то удалось бы избежать этой трагедии. А может, приключилось бы что-нибудь другое - и похуже. Одно Старк знал точно: не нужно вмешиваться там, где в этом нет острой необходимости, и печальный опыт с Альтроном в очередной раз подтвердил правильность этой мысли. Ту же линию поведения Тони старался держать в отношении Паркера, и это казалось ему верным решением, хотя теперь он задумался о том, что на степень доверия такое отношение все же положительно не влияло.

+2

8

Питер слегка склонил голову к плечу, словно провинившийся ребёнок, но все же упрямо смотрел в глаза мистера Старка до тех пор, пока тот не отвернулся и не удалился, сопровождаемый шепотками персонала. Паркер не считал, что поступает неправильно, скрывая (хорошо, неудачно пытаясь скрывать) свою травму: его регенерационный фактор вполне справляется с проблемой - например, ноги уже перестали быть перепутанными отростками и он стал спотыкаться куда меньше, да и руки уже не делали его похожим на свихнувшуюся мельницу-разрушителя в поисках своего Дон Кихота. Голова, правда, болела, но по шкале беспокойства подростка это было на самом дне полупустой бочки дёгтя. Он не хотел, чтобы о нем волновались Мэй или мистер Старк. Он не хотел снова быть несносной проблемой, с которой нужно было возиться и в которой нужно было разочаровываться.
Но когда миллиардер вернулся с таблетками, водой и небольшим замечанием, Питер прикусил губу, на этот раз с не меньшим упорством избегая его взгляда. Ему было неприятно, что Карен спокойно докладывается наставнику, но он понимал, что у ИИ нет другого выбора - это заложено в её базовой программе. Он сдержал себя, чтобы не начать оправдываться - это ничего не изменит, и это было бы ужасно по-ребячески. Из серии "это не я, она сама разбилась, а шишка сама оказалась на моей голове".
- Спасибо, - Питер сделал, как было велено, по-прежнему смотря теперь уже в воротник мистеру Старку. Он опять чувствовал себя виноватым, наивным дурачком, хотя не поколебался в своём мнении ни на грош. - Просто это не то, о чем стоит беспокоиться, правда.
У Паркера была возможность увернуться в ту ночь - но тогда бутылка по инерции приземлилась бы на голову маленького мальчика, который по просьбе самого героя пытался увести с кухни мать. Ребёнок бы не пережил такого удара, и Паучок сделал то, что должен был, не раздумывая и не жалея. Но сейчас он был уверен, что мистер Старк не одобрил бы такого самопожертвования, а возможно, даже посчитал бы его глупой попыткой привлечь внимание к себе. Последнее было вероятно в свете того, как легко ментор узнал о его состоянии от костюма. И естественно, этого Питу не хотелось.
Помахав Хэппи, местечковый герой выкинул стаканчик в ведро возле кулера и быстро догнал мистера Старка у лифта, теребя лямки рюкзака и слушая краткую справку о пациенте, которого они собирались навестить. Он был удивлён тем, что знакомым наставника оказался ещё один подросток, но все же дослушал до конца, проявляя чудеса терпения.
- Вы хотите, чтобы я ему просто посочувствовал, мистер Старк? - Питер непонимающе помотал головой, тревожа ещё не успокоенную таблеткой боль. - Извините, но это жестоко. Я, абсолютный незнакомец, просто не могу... это очень личное дело. Нет ничего хуже, когда к тебе приходят люди, которых ты никогда не видел, с дежурно скорбным видом и начинают толкать речь на тему "Все будет хорошо". Я... я знаю. И вы... - он не договорил, резко обрывая себя, бросая на наставника быстрый и взволнованный взгляд.
Паркер не знал ничего о взаимоотношениях в семье Старков, но он знал, что его наставник потерял родителей примерно в его возрасте. Очевидное переживание подростка насчёт того, что он случайно потревожил что-то очень тёмное и с усилием забытое поэтому было легко понять. Впору было всерьёз проклинать свой длинный язык.
Пауку самому было легче - но лишь на каплю: Питер не помнил своих родителей, поскольку они исчезли, когда ему было три года, но он прекрасно помнил кровь дяди Бена на своих руках и свои попытки стереть это ощущение с себя. Методично, снимая верхний слой кожи мочалкой, он расцарапывал себя до крови, снова, как четыре года назад, заменяя физической болью душевную, чтобы затем тихо плакать первые дни после убийства в душе.
Тогда он в итоге отупел эмоционально, но каждый раз, когда ему фальшиво выражали сочувствие незнакомые люди из полиции или соц.защиты, в Питере вспыхивал гнев. Он не хотел быть таким мучителем для этого Харли. Он сострадал ему абсолютно искренне, но он не считал себя подходящим человеком для выражения таких чувств.
- Что именно вы хотите, чтобы я сделал? - чуть тише спросил Паркер, отступая от мистера Старка, чтобы пропустить медсестру в палату к Кинеру, которая зашла сообщить ему о гостях.- Он хотя бы знает, что его мама погибла, а сестра на жизнеобеспечении? Или я должен ему это сообщить?  - Паук явно был в лёгкой панике. К такой ответственности, свалившейся на него с чистого неба, он не чувствовал себя готовым.

+2

9

Именитые гости всегда вызывали интерес у персонала, - особенно у персонала окружных госпиталей, и прочих, богом забытых мест, - что служило причиной косых взглядов со всех дальних и ближних углов.
Дейзи, - молодой интерн хирургического отделения, - относилась к подобным гостям ровно так, как и следовало - с толикой искреннего интереса, но полным самоконтролем.
Она лишь коротко кивнула своей коллеге из регистратуры на просьбу отвести этих двух джентльменов, - за пять минут проведенного в госпитале времени, снискавших интерес и перешептывания всех, в приемной находящихся, - в Е504, в качестве посетителей.
Наспех, - и, скорее, для проформы, - уточнив имена мужчины и подростка, она написала их на самоклеющихся бумажках, в верхнем углу которых значилось сухое "visitor".
- Пожалуйста, наклейте их на видное место. - С улыбкой, но без расшаркивания проинформировала гостей Дейзи, и протянув двум представителям "сильной" половины человечества стикеры, добавила. - Следуйте за мной, пожалуйста.
Провожаемся взглядами любопытной толпы, она провела Питера и Тони вглубь здания, вывела в длинный узкий коридор, соединявший поликлиническое отделение и госпиталь,и похожий на прямоугольную трубу с окнами, проводила их через оный, а за тем по лестницам, вверх, свернула в менее приветливые стены, где туда-сюда сновали врачи, и стоял едкий запах обеззараживающих, сопроводила в лифте, и уже перед самой дверью четвертой палаты на пятом этаже в корпусе Е, обернулась, окинув удивленным взглядом путников.
- Мне очень жаль это говорить, - Дейзи перевела взгляд с мальчика на Тони, и обратно, - но девочка умерла сегодня утром. - Она чуть помедлила, словно бы считая нужным убедиться, что ее слова услышаны и поняты, после чего добавила, дежурно, но вполне искренне, - соболезную.
Не медля более, она плавно развернулась, и толкнув дверь в палату, сделал несколько мягких шагов внутрь.
- Харли? - Она чуть наклонила голову, следя за тем, как чуть дрогнули плечи мальчишки. - К тебе посетители.
Спустя долгие секунды, Киннер, что сидел спиной к двери, и все это время безотрывно смотрел в окно, обернулся. Его пустой, усталый взгляд встретился с темными глазами Дейзи, и та, вновь улыбнувшись, сделала небольшой шаг в сторону, позволяя парнишке переключить внимание на посетителей.
- Привет, - сказал он ни то сухо, ни то задумчиво, как только память его смогла опознать вошедшего.

Отредактировано Harley Keener (2017-07-26 10:50:07)

+2

10

- Просто будь собой, - Тони оставил без комментария замечание Питера о жестокости. - И следи за тем, чтобы я не скатился в жалость.
Наверное, и правда было жестоко идти к Харли не одному, а в компании Паркера. Старк тоже потерял родителей - но это было очень давно. Хоть они и не были очень близки, Тони все равно потребовались не годы, а целые десятилетия, чтобы их отпустить. Та видеозапись, на которой было видно, что Зимний Солдат убил Говарда и Марию, открыла старую рану, но за давностью событий Тони все же смог похоронить эту боль и вернуться к прежней жизни.

Харли в его тринадцать предстояло пережить то, что Старк с трудом смог пережить в двадцать один, и никакая гениальность не могла помочь Тони найти правильные слова для того, чтобы его утешить. Старк в принципе плохо ладил с людьми и даром эмпатии не обладал, так что он надеялся, что хотя бы Питер не даст ему сделать ситуацию еще тяжелее, чем она была сейчас. И уж Тони ли не знать, что, даже когда кажется, что все хуже некуда, можно сделать так, чтобы стало еще хуже.

Новость о смерти сестры Харли застала Тони врасплох. Вот все и стало еще хуже даже без участия Старка. Неуверенным шагом он прошел в палату. Когда Кинер обернулся, стало ясно: он уже все знает. И даже если бы ему и не сказали, он бы наверняка все понял и без слов.

- Привет, - глухо отозвался Тони на приветствие. - Слышал про твою сестру.
Выдавить из себя стандартное "соболезную" он не смог. От соболезнований окружающих еще никому легче не становилось. Более того, со временем это начинало раздражать. Как будто невидимая рука затягивает тебя обратно под воду, едва ты поднялся на поверхность. И все эти обещания того, что со временем станет легче, совсем не помогают. Старк прекрасно знал, что время не лечит - лечат новые проблемы. Новая боль приходит на смену старой, заставляя человека забыть о прежних бедах и переключиться на новые.
- Я приехал, чтобы предложить тебе помощь - любую, какая может тебе потребоваться. Мы можем забрать тебя отсюда.

Старк все еще стоял на пороге палаты, не решаясь подойти. Он понятия не имел, как нужно было действовать в таком случае, но надеялся, что Харли даст хоть какой-нибудь знак, что нужно сделать. Тони останется, если он захочет. Или уйдет, если сейчас так будет лучше для Харли. Сложно принять правильное решение, когда перед тобой взрослый человек, а уж когда перед тобой ребенок - в разы сложнее.

+2

11

Харли сморгнул, и отвернувшись к окну, долго не мог найти в себе силы ответить.
Мысли путались, даже не успевая оформиться, а внутри, там, под ребрами, было невообразимо пусто.
Он даже не знал, что так бывает.
- Я знал, что она умрет. - Произнес он тихо, обращаясь ни то к Тони, ни то к окну, ни то к самому себе.
Ощущая напряжение, которое, буквально, сдавливало воздух изнутри, Дейзи ненадолго переключила внимание Тони на себя, видимо придя к мнению, что так будет лучше для всех.
- Мы обратились к социальным службам. - Она говорила достаточно тихо, чтобы слышать ее четко мог только Старк. - Они заберут мальчика в учреждение на то время, пока сотрудники полиции будут разыскивать его отца. Но, вначале, необходимо закончить хотя бы минимальное лечение. - Дейз бегло глянула на спутанную макушку паренька, и вернув взгляд мужчине, продолжила. - Его внутренние органы и верхняя часть тела практически не пострадали, но... Это деревянный дом. Пламя разрушило одну из несущих балок, и она рухнула на кровать. - Интерн, казалось, испытывала неловкость, повествуя о случившемся совершенно незнакомому человеку. Поводов тому было достаточно, начиная от собственной совести, заканчивая нарушением всех правил конфиденциальности и врачебной тайны. - У Харли... - Дейз пришлось начать заново, потому что в первый раз голос ее подвел, - у Харли... Словом... Балка упала туда, где были ноги мальчика. Спасателям удалось извлечь его максимально быстро, но температура горения была слишком высокая, и... - она бросился взгляд на Питера, понимая, что тот, хоть и не подавал виду, слушал сосредоточенно. - Мы диагностировали ожоги от второй и до... До четвертой степени. Часть его сухожилий... В общем. Нам пришлось удалить значительную часть поврежденных тканей, но Харли был слишком слаб для полноценных операций, и потому нам пришлось отложить более серьезные вмешательства, и...
- Вуд! - Их оборвал голос, донесшийся из коридора. Следом за ним, в дверном проеме показался рослый, смуглый мужчина. - На переезде была очередная авария. Нам доставляют двоих вертушкой. Ты мне нужна во второй операционной через 5 минут. - Дождавшись утвердительного кивка, неизвестный бросил беглый взгляд на прочих находящихся в палате, после чего стремительно скрылся.
- В Вандербильте хороший ожоговый центр, - лучший в Теннесси, - но я не знаю касательно восстановительной медицины. Они точно смогут спасти ему ногу, но... - Дейз тяжело поджала губы. - В Балтиморе есть Больница Джона Хопкинса. Они одни из сильнейших в ортопедии и у них сильный ожоговый центр, но..
- Мисс Вуд!- Вновь донеслось повелительно из дебрей коридора.
- Иду! - Откликнулась она, и коротко добавив, - его страховка едва покрывает наше лечение, а социальным службам никак не удается установить местонахождение его отца.
- Дейзи!
- Прошу меня извинить. - Вежливо, но скомкано улыбнувшись, она выбежала из палаты.

+2

12

Больше всего сейчас Тони хотел, чтобы эта не в меру болтливая девица наконец замолкла, но она, кажется, получала какое-то извращенное удовольствие от этой истории, и потому рассказывала ее во всех подробностях. Вряд ли Харли был в восторге от того, что его в очередной раз заставляли вспоминать произошедшее, - Тони-то точно не был доволен подобным рассказом. Он с облегчением выдохнул, когда девушку позвали в операционную. В противном случае он пожалел бы, что Питер не прихватил в госпиталь свои паутинометы. Паркер тем временем молчаливо наблюдал за всем происходящим, что от него, в общем-то, и требовалось. Даже несмотря на то, что с момента их появления в палате Питер не обронил ни слова, он все равно был где-то поблизости, и благодаря этому Тони чувствовал себя увереннее.

Старк за всю жизнь лишь пару раз бывал в детских домах, и то с благотворительными визитами, но даже этого опыта ему хватало, чтобы понимать, что Харли там было не место. После смерти близких оказаться в детском доме - это очень серьезное и тяжелое испытание, и не каждому оно под силу. Кинер, конечно, всегда был самостоятельным мальчишкой, да и к нападкам других ребят ему было не привыкать, но отдавать его на растерзание детдомовским детям все же не стоило.

- На базе Мстителей есть технологии, которые помогут тебе полностью восстановиться, - проговорил Старк и подошел ближе к койке Харли. - Но мне нужно поговорить главным врачом. Так просто тебя со мной не отпустят, и мне потребуется его согласие на транспортировку тебя в Нью-Йорк, - он встал перед окном, чтобы лучше рассмотреть мальчика и хотя бы визуально оценить полученные им повреждения. - А когда мы поставим тебя на ноги, то сможем разыскать твоего отца. Или же не будем его искать. Решать только тебе. Я не стану ничего делать против твоей воли.

Тони говорил с Харли как со взрослым - по крайней мере, пытался. Честно говоря, Пеппер справилась бы с подобным разговором куда лучше, но вот незадача, они с Харли не были знакомы. Когда не стало родителей Тони, в его жизни очень кстати появился Стейн. Он не был лучшим в мире наставником, а потом и вовсе предал Старка ради власти над компанией, но стоило признать: он был одним из тех немногих, кто помог Тони выбраться из беспросветной тоски по родителям. Ему просто требовалось хоть какое-то знакомое лицо, чтобы не чувствовать себя совершенно одиноким в этом мире. Потому-то Тони и решил сам приехать в Теннесси, а не доверил транспортировку Кинера спецслужбам или Хэппи.

- Обдумай мое предложение, Харли. А пока я буду общаться с главврачом, познакомься с Питером, - он жестом подозвал Паркера к себе. - В общем, это Питер, мой... - Тони замешкался, попытавшись подобрать правильное определение. - ассистент. И он поможет тебе собраться, когда ты будешь готов.
Тони похлопал Паркера по плечу и вышел из палаты.

+2

13

Вечно отваливавшуюся бумажку Питер случайно порвал задолго до того, как они подошли к палате Харли, и сейчас сжимал обрывки в кармане так, будто они могли дать ему ответ на вопрос, который ему не позволяла задать вежливость. Как? Как, во имя святых атомов, он должен удержать мистера Старка от скатывания в жалость, если и себя не смог от этого уберечь? Мэй говорила ему, что обычно учить и сдерживать других куда проще, чем себя, но у Питера никогда не было соответствующего случая, чтобы это проверить. Они с Нэдом никогда не поучали друг друга - лишь поддерживали и ругались, с кем не бывает, и Паркер никогда не был примером для подражания для кого бы то ни было. Личина супергероя здесь тоже не поможет, поэтому слегка побледневший после известия о смерти девочки подросток решительно кивнул, входя в палату за своим наставником и тут же как можно незаметнее вставая возле стенки. Чтобы инстинктивно уже не тянуться к больнично-белой поверхности, Питер прислонился к ней спиной и сунул руки в карманы, наблюдая за происходящим.
Убитый осознанием произошедшего Харли выглядел куда старше своих тринадцати. Взъерошенный воробей с пустым взглядом. Пит вздрогнул, когда мистер Старк заговорил, и, быстро посмотрев на него, снова вернул взгляд Харли. Он уже уяснил, что эмпатия была не самой сильной стороной этого человека, разговаривавшего на языке машин, и поэтому привык не обижаться на него. Сейчас он выбрал самую правильную тактику для себя: он не стал никак изображать то, чего у него нет. Все в этой комнате пережили потерю, и они были самыми строгими критиками самим себе. Негласные правила, которым они подчинялись: не говорить дежурных слов сочувствия, не задавать глупых слов, говорить только то, зачем пришёл и что может быть полезным, отвлечь, переключить. И мистер Старк пока справлялся со своей ролью прекрасно.
А вот медсестра его порядком раздражила своим чересчур подробным рассказом. Нет ничего лучше, чем тыкать в свежие раны в присутствии человека, перенёсшего эту потерю, пережившего кошмар наяву, и, очевидно, временно прикованного к постели. Питер поджал губы, сжимая кулаки в карманах, и на взгляд медсестры отвернулся. Он слушал, но одновременно жалел, что паутинометы были в перчатках, а перчатки и костюм, соответственно, - в рюкзаке. Хотя даже после маленького заряда паутины бедной медсестре пришлось бы стереть память, но это были мелочи по сравнению с тем, как она садистки проговаривала каждую деталь.
Паркер осторожно подошёл ближе к мистеру Старку, пока тот говорил, останавливаясь в его тени и пока держа рот на замке. Он чувствовал себя слегка лишним, и от этого появлялось ощущение, будто он подсматривает или подслушивает то, что слышать или видеть не должен, и стеснялся этого. Тем не менее, подросток понимал, что наставник нуждался в нем, эмпате, чтобы не наломать дров в том, что он сам делать не очень умел или не мог совсем. Говоря языком бизнеса, Паучок был здесь вроде приглашённого эксперта.
Подойдя ближе, когда мистер Старк дал ему знак, Питер неловко кивнул Харли, когда его представили, по-прежнему не решаясь перебивать наставника. От невероятного повышения в статусе Паркер остолбенело посмотрел на миллиардера, даже не отреагировав на хлопки по плечу, и лишь через пару секунд моргнул и торопливо оторвал взгляд от закрывшейся двери. Это что, его только что поставили в один ряд с мисс Поттс? Она же тоже его ассистент, ну, когда не исполняет обязанности СЕО. Но вроде это не та должность, которую можно прекращать выполнять даже временно...
Запутавшись в хитросплетениях бизнес-отношений и логики мистера Старка, Питер махнул рукой (не фигурально) и обратился к Харли:
- Привет. Я Питер. Паркер, - неловкость представления в третий раз. Паучок переступил с ноги на ногу, затем подходя ближе к кровати. - Знаешь, это прозвучит лицемерно, но я знаю, что ты чувствуешь. И знаю, что если думать об этом постоянно, то в итоге ты потеряешь хоть какие-то силы жить дальше. А это... просто неуважение к себе и к ним, я считаю, - Питер был серьёзен, но не давил на Харли. - Это невероятно трудно и больно, но нужно заставить себя оторваться и начать думать о чем-то другом, делать что-то другое.
Если честно, подросток был полностью готов к тому, что Кинер на него кинется, даже с повреждёнными ногами, но отходить не отходил. К возможной же вербальной агрессии он был готов ещё с первого своего слова.

+2


Вы здесь » FLAME » Архив игры » Too many children for my liking


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC