Джеймс за волосы развернул Брюса к себе и снова толкнул его вперед, заставляя того упасть лицом к то самое кресло, на котором Уэйн нашёл нижнее белье проститутки.
Сам же Гордон буквально впечатал собой парня в несчастный предмет интерьера.
Было мягко и горячо.

TONYSTEVEN

Брюс, казалось, протрезвел в ту же секунду, как ощутил себя вдавленным телом Джима в кресло. В какой-то книге из родительской библиотеки Уэйн прочел, что лучшее средство угомонить заигравшегося щенка — это прижать его за шкирку к полу. Похоже, именно этот прием Гордон и решил применить к Брюсу. Что ж, подействовало.

гостеваянужные персонажисписок ролей и фандомовправилашаблон анкетыхочу к вам

FLAME

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FLAME » Архив игры » Demons [Dishonored]


Demons [Dishonored]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

--
https://68.media.tumblr.com/e95b8e2672ca1802858dbbc684ad9c0b/tumblr_nov7quO8oV1s5z01zo1_500.gif
Starset – Monster
Starset –  My demons


название эпизода
участники: Marcus Holloway as James Colter & Wrench as Thomas Livingston
время и место: Дануолл, время лорда-регента

жеймс мечтает отоспаться после непростых переговоров, а вместо этого ему предстоит очередное путешествие в качестве сопровождающего неизвестных гостей. Страйд и сама бы справилась, чай не девочка, но согласно давнему негласному договору, каких-то важных шишек они перевозят вместе. Во избежание.
Да и к Чужому  - отвезти этих господ и завалиться спать - что может быть нуднее и спокойнее.
Все так. Только если на палубе вашего корабля не Китобои.

Для справки :
Китобои - самые известные наемные убийцы Империи. Более всего известны по устранению Императрицы Джессамины Колдуин. .
Томас Ливингстон - один из китобоев, левоправая рука Клинка Дануолла, Дауда.
Джеймс Колтер - пока еще один из член банды Мертвых Угрей под предводительством Лиззи Страйд.
Игра ведется в рамках фандома игры Dishonored и ее дополнений.

[NIC]James Colter[/NIC] [STA]The Dead Eels[/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/bVda9.jpg[/AVA] [SGN]http://s5.uploads.ru/bMTBJ.jpg[/SGN]

Отредактировано Marcus Holloway (2017-07-29 23:37:54)

+1

2

Джеймс стягивает с себя насквозь провонявший ворванью и китовыми отбросами костюм и материться. Запах, кажется, въелся под кожу, и теперь от него спасу нет никакого. Да и какой, блять, может быть спас от запаха, которым и без того пропахло здесь почти все, почти каждая чертова доска, которая, к тому же, рискует провалиться под твоим собственным телом от любого неосторожного движения.
Жалкие трущобы, но не в приличные же кварталы переться для того, чтобы хоть как-то привести себя в порядок. Все-таки, напороться на неприятности в униформе, ставшей уже визитной карточкой одной из самых разыскиваемых группировок, куда менее желательно, чем наткнуться на тот же патрульный отряд в гражданском. В конце концов, даже принадлежи он тем самым чертовым китобоям, что промышляют не душами аристократов, а нормальным китобойным промыслом, потребовался бы личный пропуск, да и то - не факт, что обошлось бы без проблем.
Нет, разумеется, пропуск он приобрел. Ну как, выменял на личную свободу одного крайне гнусного даже для бандита типа, оставив того отдыхать в компании крыс. Но все равно, светить костюм без крайней на то необходимости не хотелось.
Да и отстирать бы его. Да и тащить его в свою квартиру, в их логово - он не собирался.
Колтер втягивает носом воздух, пытаясь втолкнуть в легкие хоть сколько-то кислорода - и его чуть не выворачивает.
Да, лучше бы ему забыть про то, как дышать, в ближайшее время.

Все началось с неповторимой Лиззи Страйд, Чужой бы ее побрал, и ее великолепных идей. Идея состояла в том, что Колтер, в очередной раз превращается в манерного аристократа и, изображая троюродного племянника сестры тетушки себя же, отправляется в Морли в развездывательно-договорительных целях. Короче говоря, договаривается о контрабанте с не так давно появившимся возможными заказчиками. И в общем-то, ход был вполне себе классический, они так поступали уже сотню и десяток раз, да только не в этот раз.
Из-за все той же Страйд.
Точнее, бунта в ее честь.
Нет, серьезно, вы видели эту женщину? К ней невозможно относиться равнодушно. Можно желать ей смерти, можно бояться до обосранных штанов, можно возносить до небес, но равнодушно - о нет.
Собственно, и этот- Джеймс сплюнул на пол- Эдгар Страйд именно что ненавидел. Ненавидел, боялся и мечтал о собственной славе. На костях предыдущих предводителей, разумеется. Тьфу. И ведь обаятельный засранец, даже команду подговорил.
Давно Лиззи ему говорила, что надо бы проявлять харизму, показать свою силу, так нет, противно лезть в пиратские дела, не хочу, не буду - тоже мне белоручка-неженка нашелся. Напомнить тебе, Колтер, как именно из тебя ханжество выбивали и как давно ты белоручкой перестал быть? И сколько времени назад еще и туповатым бандитом прикидываться начал, мотивируя это тем, что так проще?..
Ну-ну. Расхлебывай теперь.
Страйд в тюрьме, корабль Чужой знает где, а твои так называемые друзья оказались упиты насмерть при бунте.
Джеймс шипит, натягивая на разгоряченное и провонявшее тело гражданское, и кидает макинтош с маской в неприметную сумку. Так хоть до дома доберется. Надо все-таки увидеть Лиззи.
Собственно, Страйд в тюрьме была. И оставалась бы там (и, вероятно, в скором времени в компании одного зарвавшегося "Угря"), если бы Джеймса буквально за ухо не отловил Дауд. Да-да, тот самый. И это было...неловко.
Колтер мог только догадываться, как именно отреагировал бы он сам, узнав, что неизвестный кто-то шифруется под тебя же,шифрующегося под кого-то. Идея была безумна, и Джеймс предпочитал забыть о своем благоразумии, потому как иных выходов не было.
И пусть он не собирался посреди Главной площади кричать "ДАУД ГДЕ ТЫ ЕСТЬ РАБОТА", но и несколько информаторов, предварительно ведущих к китобоям, оказались внезапно смертны. От совершенно нежданной-негаданной чумы.
Вот и приходилось - сходить с ума.
В конечном счете окончательно прощаться с собственной головой Колтеру не пришлось, что откровенно его радовало, а вот проблем по его душу прибавилось. Быть должником китобоя - весьма смутная перспектива.

В конечном счете, они расправились с Эдгаром сами. Жестко подавив при том бунт на корабле. Джеймс от души поучаствовал в восстановлении справедливости, проявив себя во всей красе. С хера ли, блять, некое тупорылое шкафье возомнило себя хозяевами "Ундины". Похоже, именно в тот момент выжившие стали бояться его еще больше.
Что вы, правая рука Лиззи Страйд.
Хорошо владеющая оружием (и далеко не только багром) и очень, ОЧЕНЬ злая.
А не злиться Джеймс не мог.
Страйд была единственным его прошлым. Живым, мать его, прошлым, наполненным такими зверями и морскими милями, что никому в этом крысином королевсте и не снилось.
И в самом деле, как описать слепым цвета мира? Что толку от рассказа живым о землях мертвых? О нескончаемом океане, где ядовитые рыбы летают над водой, а яд от их шипов сражает наповал взрослого мужчину. Что толку от рассказа о плотоядных растениях, о безумных дикарях, о двух чуть ли не сошедших от страха почти еще детях, отчаянно пытающих найти дорогу к кораблю. Что толку говорить о мужчине с глазами темной ночи, о длинных тенях, искажающих пространство, о странных снах и теперь.
Нет. Все без толку.
Было время, когда Джеймс ненавидел Страйд.
Было время, когда он ее терпел.
Было, и когда не замечал.
Но теперь - ближе ее никого у него не было.

Колтер благополучно добирается до собственной комнаты, что гордо именует квартирой, и, стягивая с себя все, долгое время соскребает с себя въевшийся под кожу запах. Все-таки задания по городу еще никто не отменял, и сохраненный костюм пригодился и на сегодняшних переговорах. Блять, если бы не халатность Джейкоба, Колтер бы давно уже был здесь, и у него было бы хотя бы два чертовых часа на поспать. А вместо этого - припасенное на темный день зелье (хер его знает, что в этой зловонной яме подцепить можно), и - дела на корабле.
Расплату с китобоями еще никто не отменял.

дополнения

1. Джеймс встречает Чужого не потому что левая пятка зачесалась у божества, и он решил срочно кому-нибудь намозолить глаза, а потому что,
ища воду в желании не то отравить, не то спасти Страйд, Колтер случайно забредает на место, где тысечелетия назад Чужого убили и положили всю его семью. Так что для Божества существо, выпавшее из кустов не менее неожиданно, чем его Безднейшество для Джеймса.
2. Метки, как мы и договаривались, у Джеймса нет, он сам отказался. Но иногда ему снится Бездна (просто так, Божество внезапно немножечко сентиментально - в конце концов, с кем-то разделил кусочек прошлого) и города Пандуссии былого. Это иногда позволяет Джеймсу не скопытится и не упиться.

Вроде все

[NIC]James Colter[/NIC] [STA]The Dead Eels[/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/bVda9.jpg[/AVA] [SGN]http://s5.uploads.ru/bMTBJ.jpg[/SGN]

+1

3

[NIC]Thomas Livingston[/NIC] [STA]drunken whaler[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/kG6H5.png[/AVA] [SGN]http://s0.uploads.ru/3PWoM.gif[/SGN]

Губы совсем обветрились, стали жесткими и шершавыми, и Томасу пришлось облизать их, чтобы хотя бы убедиться, что они на месте, что они не отсохли с концами, на таком-то ветру. Он снял маску китобоя, как только они оказались на палубе Ундины - тут необходимости скрывать свое лицо не было.
От бандитов Страйд хотелось шугаться, даже несмотря на то, что между ними и китобоями существовало перемирие - весьма условное, впрочем, судя по хищным взглядам этих товарищей. Они ни капли не были похожи на китобоев - последние рядом с ними казались чуть ли не аристократами. Если банда Дауда в бою отличалась ловкостью и, в какой-то мере, изяществом, то эти ребята явно брали силой - как мужчины, так и женщины. Томас видел, как они расправлялись с бригморскими ведьмами - и, несмотря на то, что в недавней битве полегло немало Угрей, сила была все-таки на их стороне.
Он уселся на ступеньку лестницы, ведущей на верхнюю палубу. Судно нещадно качало на волнах, хотя они еще даже не плыли - ждали кого-то или чего-то - Томасу никто ничего не говорил, а он и не спрашивал. Немного мутило, но в целом было терпимо - Ливингстон просто надеялся, что они доберутся до поместья Бригмор в кратчайшие сроки. Хотя сам факт того, что китобоям придется сунуться в логово к опасным ведьмам, черпающим свои магические силы оттуда же, откуда их черпают сами китобои - от Чужого, - невероятно пугал. Томас боялся, что с этого задания он не вернется, и, честно говоря, думать об этом было довольно тяжело несмотря на стиль жизни китобоев, который подразумевал, что ты можешь погибнуть в любой момент - от шальной пули или от чумы, от хрустака или плакальщика. Ну или от руки Корво Аттано.
К нему подходят китобои, чтобы получить указания - Дауд куда-то пропал, оставив его, как всегда, за главного. После предательства Билли Лерк китобоям сложно довериться хоть кому-то, Ливингстон видит это, однако для этих ребят он всегда был своим, в отличие от той же Лерк, всегда стремящейся выделиться, отличиться. Ее не слишком любили как человека - за спиной пускали слухи, чего, как Томас считал, в семье (а китобои были семьей, пусть и в довольно извращенном понимании этого слова) не должно быть, однако никогда этого не пресекал. В конце концов, Билли этого заслужила, предав Мастера.
Томас видел, как смотрят на него Угри, когда он раздает указания китобоям. В их взгляде ясно читается пренебрежение к его возрасту, растрепанным темным волосам, немного влажным от морского ветра, и китобойской маске, небрежно брошенной на ступеньке, где он сидел пару мгновений тому назад. Они, простые уличные бандиты, пришедшие в это дело по корыстным причинам, не могут понять и признать авторитета молодого парня, который обучался своему мастерству с малых лет. Кивком он отпускает китобоев - у них есть немного времени, чтобы отдохнуть перед сложной миссией.
Со вздохом он опускается обратно на жесткую деревянную ступеньку, зубами стаскивая грубые китобойские перчатки (удивительно, но, несмотря на их толщину и грубость ткани, они очень удобны в применении и почти не чувствуются на руках), бросив их туда же, куда и маску.
Мысли пожирали. Он видел Далилу - конечно, только в виде статуи в доме Арнольда Тимша, видел, на что способны ее ведьмы, и... боялся. Негоже китобою испытывать страх, но, помимо китобоя, он был еще и человеком - обычным морлийским парнем, волей судьбы оказавшейся в Дануолле, чудом попавший к Дауду, заменившему ему отца, двадцать четыре года цеплявшимся за жизнь отчаянно, как это делают только дикие животные.
На Ундину начали потихоньку стягиваться бандиты - все как один с хищными, будто высеченными из камня, мордами, в коже и грубом сукне, так кардинально отличающемся от эластичной резины китобойских макинтошей, позволяющей им сохранять идеальный баланс между легкостью движений и относительной защищенностью от вражеских клинков.
Проходя мимо него, они засвистели, будто он какая-нибудь шлюшка из Золотой Кошки, а не наемный убийца. Его возраст и внешний вид часто обманывали противников, и это в какой-то степени было Томасу на руку, но мысль о том, что ему придется несколько часов плыть на одном корабле с этими людьми, раздражала. Дауд велел не нападать на них - и он слушался приказа, но мысленно уже расчленил каждого из этих грязных ублюдков.
Чтобы отвлечь себя от поганых мыслей, он развлекается тем, что с помощью притягивания воровал фишки и монеты у бандитов, собравшихся перед отплытием поиграть в какую-то карточную игру. Пару раз он даже украл карты у них из рук, чем вызвал волну непонимания и гнева у бугаев, сидящих за столиком. Предвкушая хорошее зрелище, Ливингстон даже захихикал (впрочем, даже этот смешок получился несколько нервным), но внезапно, услышав шорох у себя за спиной, мигом вскочил на ноги, вытащив меч из ножен и приставив кончик клинка к месту, где у незнакомца находилось солнечное сплетение.
- Не смей ко мне подкрадываться, - зарычал китобой, убирая меч от тела мужчины, но не торопясь возвращать его обратно в ножны. Мысленно он ругал себя за такое поведение - не будь он так напряжен из-за мыслей о предстоящей увеселительной прогулке по поместью Бригмор, он не стал бы действовать так опрометчиво на дружеской (относительно) территории.
Незнакомец оказался мужчиной лет тридцати, отчего-то совершенно не похожим на всех остальных бугаев из Мертвых Угрей - в нем было что-то неуловимое, что делало его скорее китобоем, чем членом банды Лиззи, и Томас не слишком-то понимал, что он тут делает.
- Все в порядке, Томас? - Дауд появился как всегда неожиданно, и Ливингстон поспешно убрал меч в ножны, чуть кланяясь ему. Кажется, Мастер видел эту неприятную сцену, и сейчас Томас получит знатную порцию люлей.
- Да, Мастер, я прошу прощения за этот инцидент. У вас для меня какое-то задание?
- Когда мы прибудем, собери несколько китобоев. Изучите поместье и доложите мне обо всем, что покажется вам странным или заслуживающим внимание. - кивнув Томасу (и, вероятно, мертвому угрю, который все это время стоял за спиной китобоя), Дауд куда-то переместился.
- Итак... - он вернулся вниманием к мужчине.

+1

4

Колтер привычно взлетел на "Ундину" и мрачно протопал по палубе корабля, с наслаждением впечатывая в палубу сапоги.
Мое. По праву - наше.
И Джеймс действительно имел полное право считать кораблю наполовину своим. Именно они с Лиззи придумали этот прекрасный маневр с романом. Именно он, в очередной раз изображая аристократа, свел Страйд с Эстермонтом, очаровав его прекрасной дамой (в кою он Страйд и превратил), целиком и полностью.
Так что и правда - мое.  Наше. И никакой чертов бунт, и никакие подделанные документы не могли этого изменить.
Корабль. Принадлежал. Им. По праву.
Рыкнув на неодобрительно косящихся на него угрей, Джеймс ловко спустился в капитанскую каюту.
- Страйд.
- Колтер.
Короткие кивки и быстрый брифинг. Им предстояло перевезти чертову банду китобоев вверх по реке, мимо дюжины сторожевых постов. Ведущих чертовый учет всех мимопроходящих судов и ослепленных собственной алчностью. Джеймс, как и Лиззи, знал, что эти кровопийцы, охочие до чужих денег, наверняка полезут на корабль, а разглядев на нем еще и Лиззи - хорошо если перетрусят и не станут извещать о беглой заключенной.
Ну, строго говоря, Страйд не являлась настолько желанной добычей для гарнизона, но и допускать лишних рисков не хотелось. Одно дело, если бы "угри" двигались по реке сами по себе. Но сейчас - их задача была доставить до места назначения ценный груз, а не стать мертвецами в процессе, что от орудий форпостов, что от клинков все тех же китобоев.
Нет, они слишком хорошо понимались, за что расплачивались.
- В трюме надо освободить отсек с запасами. Перенесем их в свободную часть, туда отправим тех, кого не должны будут увидеть.  - Страйд что-то быстро черкала на куске бумаги. Джеймс задумчиво хмурил брови. - Выходить будем после полудня. Местные крысы и так знают, что я на корабле, так что скрываться здесь отчасти бессмысленно. Но...
Колтер, уловив ход мыслей капитана, коротко кивнул.
- Хорошо. На всех обозримых форпостах я поведу.
- Да. - Страйд кивнула головой. - На обратном пути перережем хоть всех, но сейчас - задача довести клиентов до места. Далее. Надеемся на туман. Если он слабый - на тебе отвлекающий маневр. Если его нет - на тебе манерный судовладелец.
-  У нас денег практически нет. На откуп.
- Ну значит найди. Блять, Колтер, тебе что, снова двенадцать лет?
- Предлагаешь потрошить личные запасы? Ты первая, начинай.
Страйд, ощерившись, вперилась в Джеймса. Колтер, молча приподнял бровь.
Лет так двадцать назад они бы непременно подрались.
Сейчас это было бессмысленно.
- Распотрошим общий запас, - в один голос решили заговорщики и почти зеркально ухмыльнулись.
Страйд выпрямилась.
- Все, работаем.
Мужчина коротко салютнул, хмыкнув, и вылез обратно на палубу.
Предстояло дочерта работы.
Собственно, Эдгар судно не то, чтобы запустил, но больше предавался гедонизму в ближайшем кабаке, нежели всерьез желал свирепствовать по рекам Дануолла. Нет, не то. Желать-то он желал. Вот делать ничего для этого он был не готов. Вот КОлтеру теперь и приходилось расхлебывать последствия такого отношения.
Пол-чертовых дня для него провалилось куда-то в Бездну. Вроде он вот только что вышел от Страйд, и вот уже на палубе начинают появляться китобои, а Колтер только что в паутине вылез из трюма.
Хорош старпом, нечего сказать. Но с другой стороны, не доверять же потрошение корабельной заначки кому либо еще. В первую очередь свои же и разворуют. А так - им хоть от дозорных удастся откупиться.
Колтер фыркнул, стряхивая пыль с волос, и прищурился.
Китобоев было не то, чтобы много, но прилично. Пожалуй, приготовленная им комнатенка с трудом вместит их всех. Но, иглокожий ему в ногу, никто не говорил о комфорте. А Дауду следовало бы, буде он заботился о своих подчиненных, хоть как-то сообщить об их количестве. С них со Страйд не убыло бы придумать, где их разместить.
Сам виноват, ваше китобойшество.
Впрочем, претензии высказывать было некому. Дауда на палубе не наблюдалось. Хер его знает, то ли тот уже со Страйд шепчется, то ли еще не появился. А найти его бы не помешало. Следовало убрать этих бравых работников клинка и арбалета с палубы в черте города. Во избежание.
Пристально осмотрев команду бравых макинтошей, Колтер летящим шагом направился к той фигуре, что быстро раздавала указания. В перерывах между которыми проворно тырила мелкие монеты у команды. Дистанционно.
Колтер широко ухмыльнулся. И здесь его безднейшество отметилось. Ну отовсюду его ноги торчат.
Фигура, что могла спокойно что-то говорить своим коллегам по цеху и одновременно приманивать мелочевку, была высокой, изящной, стройной. Джеймс даже недовольно залюбовался мальчишечьей грацией. Пацан был откровенно хорош. И, наверняка, неистов. Как в бою, так и в постели...
Острый клинок и рычание аккурат на этом моменте оборвали его мысль.
Колтер невольно отшатывается, делая шаг назад и принимая боевую стойку, но при этом прекрасно понимает - что будь ситуация реальной стычкой - быть бы ему уже комком трепыхающейся плоти - реакция паренька зашкаливает. И это - совсем не смешно. Это заставляет хмуриться, недовольно облизывать собственные губы и уже по-другому смотреть на фигуру перед собой.
Пару монет в копилку доводов присмотреться к мальчишке повнимательнее добавляют и слова Дауда, который тут же исчезает.
Фокусник хренов. Видел Джеймс таких дома, в поместье. Они тоже так испарялись. Находились потом у кухарок.
М-да.
Колтер окидывает взглядом своего визави, мысленно взвешивая, насколько с этим юнцом в принципе можно вести дела, и все-таки решается. Все равно Дауд Чужой знает где. А этот вроде как даже в помощниках, раз всеначальник ему персональные задания раздает.
- Мы отплываем. Выше по течению достаточно много форпостов. Капитан рекомендует вам покинуть палубу на время части движения. Или сменить одежду. Во избежание.
И, подавшись почти вплотную к парню и закрыв его спиной от заинтересованных взглядов команды, добавил:
- И еще. Рекомендую вам вернуть украденные монеты. Не сомневаюсь в вашем мастерстве, но ребята здесь нервные, не стоит их провоцировать.

дополнения

1. Как мы и обговаривали, Джеймс может быть шапочно знаком с Даудом, поскольку они могли пересечься при освобождении Страйд. На тот момент Джеймс уже вернулся из Морли, но предпочел не извещать никого о своем возвращении. И тут такие вести. Тогда он попробовал самостоятельно добраться до Страйд, но напоролся на Дауда. Договорились не упоминать про встречу (еще не знаю, почему).
Потом уже, после освобождения Джеймс погнал на переговоры, с которых и прибыл на корабль. Потому что вне зависимости от состоянии матерного потока слов капитана, соломки всегда важно подстелить. Вот он и подстилал.
2. Джеймс тупо заметил, как Томас притягивает предметы. А закрыл его специально, чтобы остальные не знали, что он говорит и не увидели лица Ливингстона в случае чего. Все-таки прилюдно делать замечания кому-то полезно только если твоя задача - кого-то пристыдить, а у Колтера такой задачи не было. Это он, скорее, так своеобразно о "гостях" заботился.
3. Страйд представилась в итоге мне такой. Она немного поехавшая, потому что в адеквате от такой жизни быть нельзя, это все, профдеформация, но и дурой она точно не была. При Колтере она может изредка вот так вот собираться и говорить по делу.

[NIC]James Colter[/NIC] [STA]The Dead Eels[/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/bVda9.jpg[/AVA] [SGN]http://s5.uploads.ru/bMTBJ.jpg[/SGN]

+1

5

[NIC]Thomas Livingston[/NIC] [STA]drunken whaler[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/kG6H5.png[/AVA] [SGN]http://s0.uploads.ru/3PWoM.gif[/SGN]
- Нечего меня разглядывать как портовую шлюшку, - пробурчал он, перехватывая взгляд мужчины. Нет, ему по большому счету было все равно, что этот бандит его рассматривает, но нужно было сказать хоть что-то, чтобы скрыть смущение и стыд от порицания Дауда. Со стороны, вероятно, казалось, что они спокойно разговаривали, но на деле Дауд был очень недоволен несдержанностью своего китобоя, и Томас, отлично знавший все выражения лица наставника, прекрасно видел сейчас все его эмоции.
Хотя, следует признаться, что взгляд нового знакомца не выражал абсолютно никаких эмоций из разряда тех, которые несколькими минутами ранее он видел на лицах бугаев из Мертвых Угрей. И за это он был мысленно ему благодарен.
Этот мужчина отличался от прочих в том числе и тем, что у него все пальцы на руках были целы. Значит, он не участвовал в бунте или был на стороне Страйд - значит, если отбросить все прочие обстоятельства, ему можно было доверять. Впрочем, он все еще подкрался к нему сзади, пытаясь быть незаметным - и Ливингстон намеревался выяснить, зачем, и что ему было нужно.
- Хорошо, я отправлю всех в каюты, а сам переоденусь и поднимусь наверх, - он кивнул мужчине, поворачиваясь к нему спиной и возвращая все монеты, кроме самой крупной, медной двадцатки, на место, довольно улыбаясь удивленным выкрикам членов банды Лиззи Страйд. Кажется, не все они осознавали, какие штучки могли выделывать китобои при помощи Дауда и его сил, черпаемых от Чужого.
Собрав всех китобоев, он выстроил их на палубе под пристальными взглядами морских разбойников. Сделано это было скорей для того, чтобы показать им, что Томас - не просто мальчик на побегушках у Дауда, чем чтобы как-то дисциплинировать ребят - те и так были достаточно собраны перед сложной миссией. Он видел страх в глазах каждого - они ехали туда, откуда могли не вернуться - с большой вероятностью - поэтому позволил им спуститься в каюты - им выделили такие небольшие помещения, что китобои чуть ли не на коленях друг у друга сидели, хотя их и было всего одиннадцать человек, не считая Дауда и Томаса. Ливингстон позволил им выпить по паре глотков виски «Старый Дануолл» - для смелости - и переоделся в запасную одежду, которую благоразумно захватил с собой в небольшой заплечной сумке. Сам он пить не стал - сейчас ему требовались свежая голова и ясный разум.
В легкой льняной рубашке и брюках было намного комфортней находиться на верхней палубе, чем в резиновом макинтоше. Он собрал в хвост слегка отросшие темные кудри и перевязал их кожаным шнурком. Несмотря на то, что китобойский костюм пришлось снять, он все равно оставался белой вороной среди огромных бугаев из банды Мертвых Угрей.
Своего нового знакомого он нашел недалеко от капитанского мостика - он, кажется, уже раздал всем указания от Лиззи Страйд, и теперь просто ждал, когда они отправятся. Томас не знал, почему они до сих пор не стартовали, но втайне радовался - у него была возможность надышаться перед смертью, немного оттянуть момент встречи с ведьмами Далилы.
Он специально подошел к мужчине сбоку, чуть ли не топая, чтобы избежать предыдущего их инцидента, и встал рядом, локтями опираясь о железные поручни на палубе. За день они нагрелись, сейчас же солнце уже клонилось к закату, поэтому погода была весьма комфортная, если не считать постоянную качку на прибрежных волнах, которая начала порядком раздражать. Томас просто надеялся, что китобои в своих каютах напились не слишком сильно, чтобы всю дорогу мучиться от двойной качки.
- Кажется, я так и не представился. Томас Ливингстон, правая рука Дауда, - он протянул мужчине ладонь для рукопожатия, демонстративно держа вторую на рукоятке меча, убранного в ножны. Он нутром чувствовал исходящую от этого человека угрозу, впрочем, совершенно не похожую на то, что он ощущал от других. Этот был угрозой, но угрозой скрытой, будто пистолет, спрятанный в кобуру, но заряженный и готовый к выстрелу, пистолетом со снятым предохранителем.
Он почувствовал вибрацию судна, его утробный рык - они отчалили. У Томаса душа ушла в пятки - обратного пути нет, ему придется плыть туда, в Бригмор, и постараться не попасться безумным бабищам с цветами, растущими прямо из тела, с зеленой кожей и растрепанными волосами, похожими на вороньи гнезда.
- Долго плыть будем? - спросил Томас, очень старательно делая вид, что все в порядке, и ему нет никакого дела до того, что грядет. Сжав пальцами горячие поручни, он напряженно всматривался в туманный горизонт, одновременно пытаясь различить очертания хоть чего-нибудь осязаемого, и отчаянно надеясь, что ничего не увидит. Он слышал, что иногда в открытом океане можно встретить могущественных левиафанов, похожих на тех, которых они видели на китобойне - но только живых и свободных, не доживающих свои последние часы с пропоротым брюхом.
Томасу было страшно, и ему отчаянно необходимо было хоть как-то отвлечься - пусть даже и на этого бандита из шайки Лиззи.

+1

6

Колтер хмыкнул, сызнова окидывая знакомого с ног до головы и глупо улыбаясь, словно и правда увидел самую притягательную куртизанку их района, и тут же резко посерьезнел.
- Между прочим, зря. - Мужчина складывает руки на груди, демонстрируя самую что ни на есть неудобную позицию для нападения, и задумчиво барабанит пальцами по предплечью. - При всем моем уважении к вашему мастерству, сейчас было бы куда выгоднее всем, чтобы как можно меньше людей в городе догадывались о перевозке самой разыскиваемой группировки у нас на борту. Мы идем вверх по реке, там полно изнывающих от скуки и жадных дозорных. Убить всех на пути туда - почти верный способ перекрыть дорогу обратно. Оно вам надо? Так что моя вам настоятельная рекомендация - уведите отсюда людей.
Ого, надо же - мальчишка кивнул и даже спиной к нему повернулся. И монеты все вернул. Ну, почти все. Но, честное слово, Боуди он и сам терпеть не мог. А будь его воля - и вовсе отправил бы к крысам. Заживо. Ему там самое место.
Впрочем, на Боуди у него были свои планы. И в них толстяк до конца поездки всяко не доживал. Хватит с него разбойств. И предательств.
Колтер стряхивает остатки пыли с себя, отдает последние распоряжения и облокачивается о металлические поручни на палубе, всматриваясь вдаль.
Сколько бы лет ни прошло, а перед началом чего-то Нового, чего-то Неизведанного у него всегда щемило сердце. Тянуло сладко, порой болезненной аккурат где-то за грудной пластиной. И все бы хорошо, если бы такие вот внутренние позывы не сулили много новых неприятностей. Или перемен. Пандуссия была прекрасной поездкой. Откровенно ужасным событием, последовавшем в целой череде последовательных бед, приведших его сюда, на берег Ренхевена.
Раздался стук. Колтер бросил взгляд на палубу. Страйд, прикрывшая лицо платком только что уложила на нагретые солнцем доски одного из зарвавшихся угрей. Посмели в ней сомневаться что ли? Ха. Ну-ну. Брезгливо пнув развалившееся тело, Страйд, недолго думая, отправила его за борт. Что ж, ее право.
Тут же наверняка ощерилась и взлетела наверх.
Рядом послышались шаги. Мужчина бросил быстрый взгляд вбок и чуть было восхищенно не присвистнул. Китобой - а это был без сомнения он - был прекрасен. Несмотря на неброскую одежду, наверняка призванную не выделяться из общей массы, не выделяться этот парень не мог. Настолько тонких, настолько грациозно и смертельно манящих существ в их сборище не было.
И ведь пуганый. Осторожный. Молодец какой. Не ответить на приветственный жест было бы глупо, тем более Джеймсу внезапно стало жутко интересно, каково рукопожатие у этого юного китобойчика.
- Колтер. Если нет Страйд, по всем вопросам можешь обращаться ко мне. - и не в силах удержаться, добавил, - В том числе и куда деть обнаглевшие тела.
Рукопожатие оказалось сухим и очень приятным. Мальчишечья рука была крепкой, хотя Джеймс мог бы поспорить, что внутри его визави пробирает дрожь. Этого не объяснить толком. Просто иногда - он мог понять. В конце-то концов, сам когда-то был таким же.
Невольно мужчина задумался, а каким вырос бы он сам, если бы его жизнь пошла немного по другому руслу. Ленивым и продажным аристократом? Не ведающим жалости убийцей? Сумасшедшиим, как Старая Ветошь, прими он когда-то предложение Божества?..
Колтер не знал. И наверное, задумываться об этом ему тоже не следовало.
Судно завибрировало, трогаясь с места. Колтер невольно широко ухмыльнулся, обводя кончиком языка пересохшие от соленого ветра губы. Впереди было Неизведанное.
Раз Лиззи наверху, его присутствие чисто формально, но спускаться в трюм не хотелось. И без того насиделся он в помещениях за последние две недели. Тем более, раз тут нарисовалась такая приятная компания, не след ее бросать в гордом одиночестве посреди банды живодеров. Они и без того парнишку вон взглядами раздевают и трахают прямо на палубе. Скопом. Колтер прищурился. Он был абсолютно уверен, что буде таковое случится, команда окажется вырезана под корень. И не то, что он был против...
Просто вести корабль назад вдвоем было откровенно лень. Давно он так не горбатился просто.
- К утру будем. Так-то тут недалеко, но не хотелось бы лишних проблем. Выше постараемся идти в тумане. Так что придется потерпеть. - хмыкнул мужчина, лениво следя, как пара угрей уже на что-то спорила.
Тут, внезапно осененный одной светлой идеей, Колтер широко ухмыльнулся, разворачиваясь и опираясь на поручни спиной.
- Раз на палубе мы все равно не нужны, а плыть еще предстоит долго, как ты смотришь на пару партий? - и с особым удовольствием добавил, - Томас.
[NIC]James Colter[/NIC] [STA]The Dead Eels[/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/bVda9.jpg[/AVA] [SGN]http://s5.uploads.ru/bMTBJ.jpg[/SGN]

+1

7

[NIC]Thomas Livingston[/NIC] [STA]drunken whaler[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/kG6H5.png[/AVA] [SGN]http://s0.uploads.ru/3PWoM.gif[/SGN]
- Колтер - это имя или фамилия? - где-то он это уже слышал, но, хоть убей, не мог даже приблизительно вспомнить, где. Слово резало слух, но корни его терялись где-то в глубине сознания - там, куда заходить было уже опасно, иначе можно заблудиться и никогда уже не вернуться в реальность.
- С обнаглевшими телами проблем у меня обычно не возникает, но спасибо за предложение, - он то ли фыркнул, то ли издал тихий смешок, но дышаться стало легче. Не намного, конечно, но даже такая непринужденная, и, в общем-то, "ни о чем", беседа хоть немного, но отвлекала от предстоящей миссии.
Он уставился куда-то в темную воду, пенными барашками расходящуюся от разрезавшего ее судна - в глубине . Ренхевен никогда не отличался особенной чистотой - туда сливали все, что только можно было сливать, да и после того, как прорвалась Дамба в районе Радшор, в воде и вовсе оказалась добрая часть того, что жители ныне Затопленного Квартала хранили у себя дома - некоторые смельчаки даже пытались нырять туда и искать что-нибудь ценное, но вместо наживы обычно напарывались на стаю голодных миног.
От воды исходил какой-то неприятный запах тины и чего-то несвежего, и Томас покосился на Мертвых Угрей, которым, видимо, приходилось почти постоянно обитать среди этого смрада - оно и не удивительно, что они были такими злобными. У них в Затопленном Квартале тоже воняло - не только затхлой водой, но и тем, что в нее попадало, а попадало в нее немало интересных вещей...
- Ты ее помощник? Сторожевой Пес? Любовник? - от созерцания воды пришлось оторваться - уже начало порядком укачивать от мерного однообразного движения. По правде говоря, ему не было особого дела до того, кем являлся этот человек - главное, что сам по себе он вроде был достаточно неплохим - по крайней мере, по сравнению с остальной частью банды Лиззи он был просто сущим ангелом.
Он поймал взгляд мужчины - снова оценивающий. Интересно, что он все-таки думает? Ему лет тридцать, может, меньше, может, больше - точно не скажешь - а Томаса наверняка воспринимает как мальчишку неразумного. Хотя, может оно и к лучшему - для китобоя, в конце-то концов, самое главное - быть незаметным, быть таким, чтобы жертва никогда не подумала, что ты можешь быть последним, что она увидит в своей жизни. Ну а потом можно и нож в нее всадить.
- Я даже не знаю, что хуже, - пробормотал он негромко, но так, чтобы Колтеру не пришлось переспрашивать. Пусть интерпретирует эти его слова как хочет - китобою просто нужно было высказаться. - Как будто мне дали последний ужин перед казнью, а теперь хотят, чтобы я им наслаждался. С другой стороны - хочется, чтобы этот ужин продолжался как можно дольше.
Он с досадой одернул задравшийся рукав льняной рубашки. Непривычная ткань странно чувствовалась на коже - честное слово, лучше он всю жизнь проведет в резиновом макинтоше, чем хоть еще раз это наденет. Рубашку вместе с брюками ему принес кто-то из китобоев - они тогда ограбили большой заброшенный особняк на другом берегу реки, сразу за Мостом Колдуин - Дауд разрешил им повеселиться немного, чтобы разрядить обстановку - и вытащили оттуда кучу барахла. Тогда Томас решил оставить эти шмотки себе - вместе с парой других, более удобных, но достаточно броских, из качественной черной ткани - такие можно надевать на званые ужины, притворяясь аристократом - чтобы незаметно прикончить жертву и так же незаметно покинуть особняк, сливаясь с сумеречными тенями.
Кроме того, в такой тонкой одежде было достаточно прохладно - он понял это только сейчас, когда они плыли достаточно быстро, и речной ветер пронизывал его тело буквально до костей - он даже дернулся от особенно сильного озноба.
- Мы могли бы прикончить их всех, на всех форпостах, это не составит проблем. Но, да, ты прав - вам еще возвращаться, а мы и так, вероятно,
доставили вам с Лиззи немало проблем этой поездочкой,
- он снова взглянул на уже почти готовых драться угрей, хмурясь. Эти бугаи всегда полагаются на собственную силу, недооценивая важность ловкости и скрытности. Если бы он захотел, они бы все уже были мертвы - и даже не заметили бы его приближения, не поняли бы, что произошло. Ливингстон даже не был уверен, что Лиззи или его нового знакомого это бы очень расстроило - судя по красноречивым взглядам, которые Колтер бросает в сторону команды, его они раздражают не меньше, чем Томаса.
- Не откажусь от парочки партий, - он оторвался от своих мыслей и ухмыльнулся, глядя на своего нового знакомого. - Только учти, что я играю с детства. Китобоям, знаешь ли, нужно чем-то себя развлекать в перерывах между хладнокровными убийствами.
Непривычная одежда чуть сковывала движения, но он в один миг оказался на средней палубе, даже не используя перенос. На ней никого не оказалось - все угри находились на нижней палубе, все китобои сидят в каюте и наверняка уже пьяны в хлам, Лиззи же на капитанском мостике, словно орлица, выжидающая добычу.
- А еще я иногда бываю жуликом, - он хитро улыбнулся, наверное, впервые за весь день эта улыбка была искренней, и устроился на колченогой табуретке возле бочки, доставая карты и перетасовывая их.

Отредактировано Wrench (2017-07-30 03:03:20)

+1

8

Джеймс мазнул паренька взглядом, сызнова подмечая его грацию и ловкость, и направился к кабине. Страйд молча вела судно, и заглянувшей к ней мужчина был поводом для мата и посылания его в Бездну. Посмеиваясь, Колтер известил, что из Бездны его выгнали (что было почти правдой), и что Страйд все-таки придется терпеть его присутствие при себе, но что, так и быть, он оставляет своему обожаемому капитану возможность побыть наедине с собой любимой, и отбывает на нижнюю палубу. Ежели что.
Скрылся Джеймс аккурат за мгновение до того, как в его голову полетел случайно подвернувшийся под руку предмет. В этот раз - приличных размеров гаечный ключ, неизвестным образом оказавшийся в кабине.
Посмеиваясь, мужчина решил не повторять трюка с приземлением и вообще прыжками откуда ни попадя, а спустился по лестнице, как нормальный, адекватный человек.
- Колтер, - хмыкнул Джеймс, присаживаясь напротив китобоя, - Это и фамилия, и должность, и все на свете. Так знают меня все, и так меня можно найти, если вдруг - мужчина усмехнулся, - по какой-то причине понадоблюсь. Сдавайте, сударь. Извольте знать, что вами одними шулерский мир не ограничен.
Джеймс уже, не скрываясь, широко ухмыльнулся, вытягивая длинные ноги и скрещивая их перед собой.
Он не особо любил играть, но иногда приходилось. А иногда даже - удавалось получить и свою долю удовольствия. Тут все зависело от конечной цели и от партнера. Почти как - мужчина в очередной раз хмыкнул - танце.
Мухлевать по-страшному его научила Страйд. Помнится, после пьянки до стадии речного хрустака обыкновенного, Лиззи задалась целью сделать из своего помощника настоящего мастера карточных игр. С тех пор Джеймс их и возненавидел. Потому что если Страйд что-то в голову втемяшится, можешь пытаться спрятаться разве что в Бездне. И то не факт, что любимый капитан там не найдет и не спросит, какого хуя ты там забыл и почему не выполняешь Важное Поручение.
Так что играть научиться пришлось.
А удовольствие - вещь наживная.
- На что будем играть, господин китобой? - приподнял Колтер бровь, мельком рассматривая доставшиеся ему карты. Игра была достаточно быстрой, и до ближайшего форпоста они успеют сыграть партий десять, не меньше. - В конце концов, мы с вами взрослые люди, чтобы бросать масти просто так.
В целом, в последнее время народ на что только не играл. В ходу были и деньги, и тела, и эликсир Соколова, и фамильные безделушки, и пропуски на всякие закрытые территории (к слову, именно так Колтер обычно и добывал себе допуск куда-то), - в общем, играли на все, что имели и/или могли утащить у ближнего своего. Или дальнего. Или вообще незнакомого. Нормы морали давно стерлись.
И если раньше аристократы и без того не отличались истинным соблюдением правил вежливости - переть друг у друга все, что плохо лежит, было чем-то в порядке вещей, но после гибели Джессамины ситуация обострилась вконец. Империя разваливалась, морлийцы собирались бунтовать, отсекая от себя "гиблые земли", а в Дануолле каждый набивал себе карманы за счет разорения других, угорая в погоне со смертью.
Первые пару партий Джеймс проиграл, даже особо не заметив. Третья вышла в ничью. Четвертую снова проиграл. Деньги у Колтера были, а по себе он знал, что поначалу в азартных играх у него всегда все идет туго. Раскачивался он чуть позже, словно бы заряжаясь энергией противника, словно бы отгрызая от этого партнера кусочек его удачи и распоряжаясь ею уже по своему усмотрению.
Маловероятно, конечно, но такое самоубеждение работало, и еще как.
Монеты кочевали по бочке туда-сюда, исчезая в карманах то угря, то китобоя, и Джеймс, пожалуй, ловил настоящее удовольствие от игры, время от времени ловя себя на заинтересованном "залипании" на своем противнике.
Нет, интересно все-таки, как этот мальчишка попал в китобои? Была ли у них своя группировка детства, как это вышло у них со Страйд, или было что-то другое?
Джейм не знал. Но ему было жутко любопытно.
Из состояния задумчивого транса его вывел оклик Страйд. Они приближались к первому форпосту.
Вежливо кивнув Томасу, Колтер мгновенно подобрался, цепко осматриваясь. Для перестраховки (ценный груз перевозят как-никак!) ему надлежало изображать капитана.
Выгнав наверх нескольких наименее страшных членов банды, Джейм легко забрался наверх, перехватывая управление  судном. Страйд отошла в тень. Был у них там один удобный закуток.
- Орел или решка? - вдруг оскалилась Страйд.
Джеймс хмыкнул.
- Ребро.
Это была их привычная старая традиция. Время от времени они ставили опыт против интуиции и пытались предугадать события. Выходило по-разному. Впереди было несколько форпостов, туманы и взрывоопасные гости на борту.
[NIC]James Colter[/NIC] [STA]The Dead Eels[/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/bVda9.jpg[/AVA] [SGN]http://s5.uploads.ru/bMTBJ.jpg[/SGN]

+1

9

[NIC]Thomas Livingston[/NIC] [STA]drunken whaler[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/kG6H5.png[/AVA] [SGN]http://s0.uploads.ru/3PWoM.gif[/SGN]
Предвкушение игры немного расслабило его и хотя бы на некоторое время избавило от мыслей о скорой миссии. В конце концов, это неизбежно, а значит какой смысл портить себе часы перед прогулкой по поместью Бригморов негативными мыслями, когда можно, например, поиграть в карты с новым симпатичным знакомым?
- Буду знать, господин Колтер. Если вы мне понадобитесь, непременно буду знать, как вас найти, - он усмехнулся в ответ, удобней устраиваясь на табуретке и подтягивая левую ногу к себе - так было удобней, к тому же, виной этой привычке была многолетняя традиция ютиться всей китобойской компашкой в небольших помещениях, предоставляемых Даудом - конечно, до тех пор, пока им не выпал лакомый кусочек в виде Затопленного Квартала, куда кроме китобоев боялись соваться все, кроме плакальщиков, которым чужды такие эмоции, как страх.
Он обхватил ногу, прижатую к груди, рукой, и несколько раз перетасовал карты - для верности. Карты, явно принадлежащие кому-то из команды "Ундины", были драненькими и засаленными, явно игранными-переигранными, рисунок на рубашке давно стерся и перестал быть различимым. Ну, по крайней мере, вся колода была на месте - живя с толпой шумных и вечно пьяных китобоев, рискуешь лишиться половины карт еще до первой игры, особенно если кто-нибудь решит, что ему судьбой предназначено быть великим шулером.
Впрочем, играть он в свое время научился и с половиной колоды - иначе бы не смог зажимать кучу выпивки, еды и прочей добычи с какой-нибудь очередной вылазки в богатые райончики Дануолла. Существовали и подпольные торговцы, конечно - таких нужно знать, где искать, - они обычно промышляли оружием, костяными амулетами и эликсирами (не факт, что подлинными), но иногда у них находились и приятные мелочи вроде табака или, как раз, колоды игральных карт.
- Я бы предложил играть на раздевание, но тут холодновато, - он криво улыбнулся, сдавая карты, - так что придется нам с вами, господин мертвый угорь, играть, как скучные и примитивные люди, на денежки, - он вытащил из высокого китобойского сапога с застежками медную монетку - мелочь, для начала - и со стуком уронил ее на стол, ожидая хода Колтера.
Первые партии оказались выигрышными - Ливингстон даже не особо удивился своей победе, - но расслабляться пока было рано. Это и была главная ошибка любого игрока - расслабиться, потерять бдительность из-за триумфа предыдущих побед, решить, что ему по плечу все, что угодно - и катастрофически проиграть все свои деньги (или не совсем деньги). Да, в нынешнем Дануолле было огромное множество других способов обогатиться за чужой счет - этим не гнушались ни такие маргинальные слои населения, как китобои, ни аристократы, в глаза улыбающиеся своим товарищам по богатству, а за их спиной потихоньку подтыривающие статуэтки, мелочь и персиковые тарталетки у хозяев праздненства.
Пара проигрышей - и Томас немного охладил свой пыл. Все равно он в конечном итоге обойдет Колтера по количеству выигранных партий, так что можно было уступить ему и позволить выиграть несколько раз. С удовольствием он сгреб себе еще одну монетку, кинув свои стопроцентно выигрышные карты поверх тех, что сдал соперник. Кивнул ему, мол, сдавай, твоя очередь, и попробовал на зубок десятку Колтера - старая привычка проверять деньги на подлинность осталась еще с тех относительно давних времен, когда года три-четыре назад в Дануолле завелись фальшивомонетчики, изготавливающие настолько похожие на оригинал монеты, что пару месяцев никто и не замечал подделок.
Отпраздновать сокрушительную победу над противником он не успел - Колтера позвала Страйд, почему-то недовольно взглянувшая на Томаса, будто тот чуть ли не совращал ее - сокапитана? помощника? тот так и не ответил на вопрос, изящно его проигнорировав, так что Ливингстон так и не выяснил, кем эти двое приходятся друг другу - на глазах всей команды "Ундины". Впрочем, до этого вполне могло дойти, если китобой переживет эту поездку, конечно.
Видно, впереди был первый форпост. Да, они спокойно могли с ними расправиться, но раз Колтер сказал сидеть смирно - значит, надо сидеть смирно. Они и так были довольно опасным грузом и при обнаружении могли бы доставить много проблем и Лиззи, и ее команде. Наверняка они решали все проблемы путем подкупа стражников на форпостах - для китобоев такие методы были не слишком характерными, однако иногда приходилось прибегать и к ним.
- Мне остаться тут или спуститься к остальным?- ему не слишком хотелось спускаться в тесную каюту к уже наверняка изрядно подвыпившим товарищам, но он готов был подчиниться указанию Колтера, если это было необходимо. Томас свое место знал, и на борту "Ундины" царями и богами были они с Лиззи.
Одет он был очень просто, оружие вместе с ножнами пришлось оставить в каюте. Конечно, в обоих сапогах было по кинжалу, но в целом вид у него был достаточно безобидный. Но все-таки он был белой вороной даже тут - по сравнению с самыми безобидно выглядящими мертвыми угрями он был слишком аккуратным, слишком изящным, будто он у них на судне служил то ли местным развлечением, то ли был одним из грузов на продажу для не самых приличных развлечений.

+1


Вы здесь » FLAME » Архив игры » Demons [Dishonored]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC