Акции!
★ Весь октябрь — упрощенный прием персонажей из сериалов.
★ Упрощенный прием для игроков, которые готовы играть на иностранном языке.
★ Каждому начавшему игру на иностранном языке предоставляется возможность разместить персонажа из нужных в таблице сроком на две недели.

TONYCLAIREPETER

Хэй-хо! Заходите на огонек! Мы завели тему, в которой можно поделиться, как вам удается учить иностранные языки. Подробности в теме Comprende? или как выучить иностранный уже хоть как-нибудь

гостеваянужные персонажисписок ролей и фандомовправилашаблон анкетыхочу к вам

FLAME

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FLAME » Архив игры » In the City of Gold [Dragon Age]


In the City of Gold [Dragon Age]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sh.uploads.ru/EYrgh.jpg

- Твои Вороны потеряли всякий стыд... - зевая, пробубнил магистр и перевернулся на спину. Зевран, конечно, слышал его возмущение, но видимо решил сделать вид, что крепко спит. Маг потянулся. - Я прикажу построить для них голубятню... (с) Дориан Павус


In the City of Gold
участники: Vigard as Dorian Pavus, Revus as Zevran Arainai
время и место: Год 9:44 Века Дракона, Солнечный город Антива

В родной Антиве стало неспокойно, и ее верные Вороны спешат домой.

0

2

Утро было слишком хорошим, чтобы начинать его с гильдийских разборок. Обычно, если Вороны не могли докаркаться до него минут пять – десять, они понимали, что сегодня со своими проблемами придется справляться самим, и шли надоедать кому-нибудь другому, например, Делайле. Но сегодня, стоило только Зеврану перекатиться на бок и механически вытянуть руку к спинке кровати, чтобы не упасть, как в эту спинку немедленно вонзилась стрела. Это были уже не шутки. Зевран открыл второй глаз, повернул голову и поймал холодный взгляд антиванца за окном. Антиванца, который сейчас по всем канонам должен был быть в Антиве.
- ¡Coño! – прошипел Араннай, сел, выдернул стрелу и развернул обмотанный вокруг нее пергамент.
Сперва он никак не мог понять, что происходит: Гита вылила на него в письме целый поток каких-то светских глупостей о готовящемся балу в королевском дворце вперемешку с последними новостями из Гильдии и антиванскими сплетнями. Еще сонный, Зевран потер глаза и вдруг резко вскочил и бросился к столу.
- Uno, uno, dos, tres, cinco, ocho… P-ro-n-to.
Он вздохнул, сел за стол и жестом велел Ворону войти. Антвианец встал со всего насиженного подоконника и прошел по украшенной шелками комнате, как черная тень нависшей беды. Он был одет в пыльный черный плащ, из-под глубокого капюшона мрачно смотрели красные глаза человека, который не спал несколько дней. Его подбородок зарос неровной черной щетиной. Проходя мимо кровати, он не глядя бросил Дориану его подушку.
- Ты знаешь, что в этом письме, Арман? – тихо спросил Зевран, и антиванец только покачал головой.
- Мне было велено передать это, Мастер, - сообщил он и аккуратно положил на стол два богато украшенных кинжала антиванской работы. С первого взгляда Араннай мог узнать кинжалы, которые любили покупать Мастера дома. – Гильтмастер шлет свой привет и спрашивает, не пора ли вам набрать больше Мастеров.
Зевран уставился на кинжалы. Гильдия вручала оружие только Когтям, когда они уходили совершать свой «подвиг» и молодым Воронам, когда они заканчивали обучение. Мастера покупали свое оружие сами.
«Кто?» - спросил он беззвучно, одними губами.
Арман сжал губы, но потом ответил также беззвучно: «Ламин и Шеса».
Зевран коротко кивнул. Этого он и ждал: Ламин и Шеса были Мастерами из дома Ральен. Дом издавна готовил шпионов и тех, кто умел выслеживать шпионов. Ламин и Шеса были одними из лучших.
- Возвращайся в замок. Скажи Делайле… - он покосился на валяющего в подушках Дориана. Маг мог сколько угодно делать вид, что он спит, и в грезах ему прямо сейчас являются голые демоны Желания, но Зевран прекрасно знал, что Павус ловит каждое слово. – Скажи, чтобы послала кого-нибудь помочь Рейзу и Тасс разобраться с их контрактами. И найти себе что-нибудь поесть.
Арман коротко кивнул, развернулся и двинулся к окну. Вороны не пользовались дверями. Зевран остался сидеть за столом, расшифровывая письмо Гиты. Чем дальше он читал, тем сильнее ему хотелось вскочить и броситься следом за Арманом, и тем сильнее он жалел, что они слишком рано помирились с Дорианом. Может быть, стоило позволить Павусу еще пару месяцев походить в бордель. Или пару лет…
[AVA]http://s5.uploads.ru/DpZju.png[/AVA]
[NIC]Zevran Arainai[/NIC]

Отредактировано Revus Demnevanni (2017-08-03 13:11:12)

0

3

[AVA]http://s019.radikal.ru/i639/1708/6e/7c93de053170.jpg[/AVA]
[NIC]Dorian Pavus[/NIC]

Дориан знал, когда ему следует оставаться в стороне. Даже когда его кровать портят шрамами он наконечника стрелы, когда в его спальне решают дела, будто нет целой башни гильдии, когда в него кидают подушкой как... как... Павус так и не смог подобрать сравнение, он закусил шелковую ткань чтобы не разразиться каким-нибудь тевинтреским проклятьем - даже без магии проклятья некроманта сбывались...
Если Ворона так и не улетела - значит дело было серьезным, а потому маг старательно зарывался в подушки, чтобы сдержать свой гнев и любопытство. Внимательно наблюдая из своего импровизированного укрытия, альтус, наконец, дождался когда незваный гость уйдет и быстро выбрался из кровати. Босые ноги опустились на прохладный деревянный пол, на плечи скользнула мягкая шитая золотом черная легкая мантия, изящные пальцы завязали тонкий пояс, пригладили растрепавшиеся волосы. Он шел медленно, ступая мягко, почти бесшумно, не пытаясь быть незамеченным, просто не мешая Зеврану читать. Остановился у него за спиной, задержался на мгновение, коснулся пальцами плеча эльфа, чуть сжал, напоминания о своем присутствие, заглянул в письмо, быстрый внимательный взгляд выхватил пару слов. Склонился, почти неуловимо поцеловал в макушку и вздохнув, отступил, сделал еще несколько шагов к окну и устроился на подоконнике.
Случилось что-то... Дориан не мог сформулировать что именно, лишь тревога острой болью резанула по сердцу. Павус нахмурился: он хотел задать Араннаю кучу вопросов, изобразить возмущение выходками его Воронов, упрекнуть... в чем угодно. Но следя за внимательным, встревоженным и сосредоточенным взглядом эльфа, которым он вновь и вновь пробегал по письму маг молчал. Чем он мог сейчас помочь ему? Чем в принципе он может помочь теперь? Без магии пусть даже с его знаниями и ораторскими умением ему разве что Воронятам в Гильдии лекции по истории читать да языкам учить. Он подтянул колени, зябко поежился, поморщился от неожиданного приступа мигрени. Иногда Павусу казалось, что он тонет в этом вязком болоте интриг, назойливых слухах, бьется головой в твердые лбы старых магистров и даже его политические успехи не спасают положения. Он устал бороться, скитаться по Тени и Империи, доказывать Зеврану и себе заодно, что он чего-то стоит... Дориан тряхнул головой, прогоняя приступ меланхолии, соскочил с подоконника, подошел к эльфу и обнял его за плечи.
- Аматус... Мне ужасно надоел этот город. - честно признался он, думая о том, что действительно хочет сбежать из Минратоса. Пока слухи не обрели силу, пока он сам не обретет силу. - Я давно не был в Антиве. В последний раз, кажется, мой визит закончился пожаром... - он усмехнулся, протянул руку, снял с полки свое любимое масло, уронил пару ароматных капель на кончики пальцев, провел по своей шее и поставил флакон на место. - А я так и не успел сводить тебя на бал. - мурлыкнул он. Маг не читал письмо, он запомнил три слова: Антива, бал и дворец. Его взгляд стал одновременно насмешливым и пристальным, выхватывающим каждую эмоцию. - Ты же не лишишь меня радости потанцевать с прекрасными девицами и посовращать их искушенных мужей как умелая шемленская шлюха... - он усмехнулся и замолчал. Достаточно, чтобы показать, что он едет с ним. И это не обсуждается. Детали эльф расскажет сам, может сейчас, может позже... А может не расскажет ему ничего, оставляя магу роль сопровождающего, наивно пологая, что этим защищает его от опасности. Жизнь показывала, что если Дориан захочет найти неприятности - они... сами его найдут.

Отредактировано Vigard the Sparrow (2017-08-03 13:12:56)

0

4

Дориан сегодня был удивительно ласков – то ли на него так хорошо подействовало их ночное примирение, то ли он уже слишком хорошо изучил повадки Воронов вообще и Аранная в частности. Зевран почувствовал мягкое прикосновение пальцев к шее, неслышно выдохнул, на секунду чуть не позволил себе потеряться в теплой неге. Письмо лежало на столе ядовитой змеей, и с каждой секундой она готова была броситься на него, на них, на его Гильдию и распороть своими ядовитыми клыками все, что он так долго строил. Они так долго строили.
Удивительно. Он никогда не думал о своей жизни в таком ключе. Ему нравилось считать, что все эти годы он просто плыл по течению, иногда избегая соблазнов, иногда – поддаваясь им. Дориан, например, был его самым большим соблазном. Но вот сейчас, сидя в хозяйской спальне в особняке в Минратосе, чувствуя легкий запах дорого масла, слушая учащенное дыхание Павуса, Зевран видел, как на ладони, все, что они оба сделали, и все это выстраивалось в немного эксцентричную, но очень цельную картину. Дориан поучаствовал в спасении мира. Зевран перетряхнул Гильдию до основания. Он вырезал для себя и своих Воронов место в сердце Минратоса, рядом с логовом несносного мага, а несносный маг в это время старался сделать Минратос пригодным для жизни всяких нахальных эльфов. Они оба потратили несколько лет на то, чтобы быть там, где они хотят, с тем, с кем они хотят, и оставаться теми, кем они всегда были. Андрасте и все местные Древние Боги знают, им это дорого обошлось. Возможно, Дориану это стоило даже слишком дорого…
Зевран откинул голову на руку Дориана, закрыл глаза, вслушиваясь в знакомый запах дорогого масла. Дориан все понял. Он, может быть, еще не знал деталей, но уже знал, что скоро Араннай уедет в Антиву и в лучшем случае вернется оттуда с новыми шрамами. Но, несмотря на все мрачные мысли, он не мог не усмехнулся в ответ на ремарку Павуса:
- Ты злопамятный, сластолюбивый, распутный интриган, - сообщил он Дориану, не открывая глаз. – Но действительно умелый, не буду спорить.
«И если бы твоя магия была при тебе, я бы только попросил тебя выбрать мантию посветлее, но сейчас я должен хотя бы попытаться отговорить тебя от глупой бравады».
- Увы, ми амор, это будет самый скучный бал в истории Антивы. К королю приезжает марчанское посольство, и, говорят, каждый второй посол будет в рясе и поясе безбрачия. Уверен, это будет настолько утомительно, что даже светские дамы вместо политики будут говорить о годовой выручке от продажи льна. Гита зовет меня заключить кое-какие торговые соглашения, но мне кажется, что мы будем следить, чтобы никто из гостей не повесился от скуки и не испортил случайно репутацию Гильдии. И я бы взял тебя с собой, чтобы искреннее презрение на твоем лице скрашивало мне вечер, но… боюсь, наши марчанские дипломаты этого не оценят.
Это была бесплотная попытка и, прогибаясь на стуле и обвивая руками талию Дориана, Зевран уже это знал, но он хотя бы попытался.
[AVA]http://s5.uploads.ru/DpZju.png[/AVA]
[NIC]Zevran Arainai[/NIC]

0

5

[AVA]http://s019.radikal.ru/i639/1708/6e/7c93de053170.jpg[/AVA]
[NIC]Dorian Pavus[/NIC]

- Хорошая попытка, аматус... - улыбнулся Дориан. - Не лучшая. - он кивнул с усмешкой, - но будем считать, что ты пытался. - альтус постоял немного рядом, наконец, отстранился. - пакуй свои кинжалы, а попытаюсь найти хоть одну целую мантию, чтобы выглядеть прилично на балу.

Разумеется то, что сейчас отражало высокое напольное зеркало, стоявшее в комнате Тевинтерского посольства в Антиве нельзя было описать словами "простое" или "приличное". Конечно, Дориан не собирался останавливаться в башне Воронов - Зевран итак вытащил в Антиву всю Тевинтерскую ветку Воронов как будто собирался на войну. Не стал альтус селиться и во вновь отстроенном доме Аранная. Маг выбрал посольство и тишину - ему нужно было подготовиться к вечеру и дело было не только в наряде. Хотя ему тоже было уделено много внимания: трудно не потеряться на фоне роскоши золотой Антивы и черной кожи его телохранителей, присланных Мастером Воронов.
Дориан выбрал белый: мягкая тонкая мантия красивыми складками спускалась по правой руке до запястья. Рукав украшала вышитая черная змея с золотыми глазами и золотым ромбовидным рисунком на извивающемся теле. Левая рука осталась обнаженной - предплечье было обхвачено тонким браслетом из белого золота со сложным рисунком, запястье - легковесной цепочкой. Белую ткань пересекали ремни из черной кожи с серебряными застежками. На этот раз его костюм резко отличался от того жуткого безвкусия Инквизиторского пошива, что ему пришлось носить на королевском балу в Орлее. И он был этому рад.
Альтус закончил рисовать тонкую линию на веке, опустил карандаш и отстранился от зеркала, вглядываясь в собственное отражение, придирчиво и оценивающе. Ему нравилось то, что он видел, но требовалось еще несколько штрихов, чтобы добиться совершенства.
- Тевиан... - он обратился к молодому человеку, стоявшему подле него и помогавшему в сборах Магистру. - подай мне ту шкатулку. - он указал на небольшую коробочку на столике у двери.
- Да, Лорд Павус. - юноша улыбнулся и подал требуемое. Молодой маг был одет в мантию из черного атласа, с длинными рукавами, с вышитыми золотом змеями на плечах, плотные штаны были из легкой белой ткани, сапоги - из мягкой выбеленной кожи с серебряными пряжками. Низ костюма Дориана, напротив, был черным: штаны и высокие сапоги черной кожи. Альтус кивнул и принялся разборчиво подбирать украшения: пару колец из белого золота, а самое главное - то самое, подаренное Зевраном никогда не покидало его руки. Он вынул тяжелый перстень из серебра, потемневший от времени, но не потерявший своего достоинства и ценности.
- Возьми. Надень. - Магистр протянул кольцо Тевиану.
- Но, Лорд Павус... - замялся юноша, выглядевший более смущенным чем обычно. Тевиан Павус был младшим сыном дяди Дориана, того самого, которого по контракту когда-то давно скормил фениксам Зевран. Голвард Павус не оставил своей заботой родственников и Дориан последовал его примеру. Однако, в отличии от своих старших братьев Тевиан, как это говорится, унаследовал свойственный Павусам "огонь" - страстное желание к знаниям. Его магический дар был средним, а очередь в ряду наследников делала его шансы на материальную обеспеченность - призрачными. Но Дориан выбрал его не из жалости, а именно из-за желания учиться и узнавать, бешеной трудоспособности и абсолютной преданности. Ни ему, а его идеям, как и идеям прогресса в Тевинтере. Не смотря на юный возраст - всего 20 лет, юноша многое знал, прилежно учился, имел собственное мнение и имел смелость отстаивать его. Со временем Дориан приблизил его к себе, поселил в Минратосе, ввел в партию Люцернов, таскал на все заседания Магистериума и светские приемы. Тевиан быстро приспосабливался, учился правилам игры и плетению паутин интриг.
- Тевиан. - маг улыбнулся и вложил перстень в руки юноши так похожего на него. - Ты - Павус. А это фамильный перстень. Надень. Мы идем на бал - привлекать внимание, впутываться в интриги и смеяться в лицо своим врагам. Не время для скромности. - альтус усмехнулся. Он вновь повернулся к зеркалу, надевая на правое ухо тонкую цепочку, закрепляющуюся на кончике уха, застегивающуюся на мочке и спускающаяся миниатюрным наконечником стрелы на пол сантиметра. Он в последний раз окинул взглядом свое отражение, поборол искушение поправить седую прядь и удовлетворенно улыбнулся.
- А кто наши враги, Магистр?
- Все. - улыбнулся Павус, заканчивая образ парой каплей масла с терпко-сладким ароматом. - И сегодня ты будешь меня защищать. - он поднялся, сделал шаг и коснулся плеча юного мага. На него смотрел прямой уверенный взгляд карих глаз. Дверь в комнату отворилась и на пороге появились люди Зеврана в черной коже. Дориан хмыкнул. - Точнее - не только ты. С каких пор вы пользуетесь дверьми? - произнес он чуть громче, еще не видя Зеврана, но чувствуя, что он где-то рядом. Может даже снова на балконе.

Отредактировано Vigard the Sparrow (2017-08-03 13:16:19)

0

6

- Значит, никакой Хартии? – переспросил Арннай, критически осматривая себя в зеркале. Последние десять минут Гита пересказывала ему события в Антиве, а заодно переплетала волосы какой-то невероятно сложной на вид тонкой золотой паутинкой.  Паутинка почти потерялась в его – к счастью, пока еще не седеющей, - шевелюре, но, когда он поворачивал голову, тут и там мелькала яркая нить.
- Ни следа. Мы проверили всех, кто приехал, подняли всю их родню. Ни малейшей связи ни с гномами, ни с лириумными контрабандистами, ни с агентами Соловья. Все, ка на подбор, убежденные фанатики Андрасте, благочестивые настолько, что кинжалы сами чешутся. Бессребреники. Почти ни у кого ни семьи, ни детей.
- Не нравится мне это, - скривился Зевран. – Как будто их сюда отбирали с расчётом, что мы их потащим прямо из королевского дворца в казематы.
- Я бы не отказалась, - фыркнула Гита.
Зевран сочувственно посмотрел на нее через отражение в зеркале. Два лучших охотника на шпионов погибли практически в один день, и у них все еще не было ни одного следа. Конечно, это здорово ударило по нервам Гильдмастера. Он покрутил головой еще немного, поправил кожаный воротник только что начищенной черной кожаной куртки и тихо спросил:
- Ты искала среди своих?
Гита в ответ только устало вздохнула. Конечно, она искала. Но, по правде говоря, Зевран не мог представить, кто в здравом уме захочет променять Гильдию на сомнительное удовольствие служить марчанскому принцу. Что этот мальчик из далекой маленькой провинции мог предложить Антиванским Воронам? Во всем его королевстве золота наверняка было меньше, чем лежало на мостовой на Золотой площади. Не то, чтобы рядовые Вороны купались в роскоши, но после прихода Зеврана к власти они уж точно не бедствовали.
- Ты сказала, что почти ни у кого нет семьи…
- Да. У одного мелкого жреца есть внебрачный сын в Неварре.
- Он все еще в Неварре?
- Пока да. Но за ним уже следят.
- Значит, казематы в планах все-таки будут?
  Гита улыбнулась его отражению, небрежно поправила глубокое декальте своего кожаного доспеха, который язык с трудом поворачивался назвать доспехом, и кивнула:
- Не пей много. У нас очень много дел этим вечером.
Перед тем, как отправиться во дворец, Зевран и несколько его Воронов, разумеется, заглянули в тевинтерское посольство, чтобы забрать Дориана. Остальные имперцы тоже неторопливо выползали из своих комнат, старинное здание наполнилось шуршанием праздничных мантий. Почему парадные мантии всегда шелестели на порядок громче повседневных? Когда-нибудь Зевран спросит об этом у Дориана.
Но сейчас, когда его тевинтерское высочество показался в дверях в своем белом одеянии, эффектно подчеркнутом черным и золотым, Зевран был не в состоянии составлять сложные фразы. Он окинул мага голодным взглядом, мальком отполировал ладонью золотые вставки на собственном черном костюме, и галантно подал руку своему мужчине. Павуса-младшего он наградил коротким кивком.
- Раз в год даже Вороны боятся помять костюм. Хотя я начинаю об этом жалеть, - сообщил он, еще раз одобрительно осматривая белую мантию.
Из-за спины Зеврана выглядывали два молодых эльфа, и они тоже бросали оценивающие взгляды на Павусов. На обоих Павусов.
Антиванский королевсткий дворец напоминал лабиринт из крытых галерей, маленьких уютных внутренних двориков с фонтанами, плавно спускающихся и поднимающихся террас, веранд и балконов. Номинально здесь была бальная зала, но кто захочет проводить вечер в душном зале, вдыхать чад многочисленных факелов, если можно выйти на улицу, в прекрасный, знойный антиванский вечер, и с большого внутреннего двора, расположенного выше замковой стены, любоваться на величественный закат? Музыканты уже стояли под тенью огромного цветущего куста и играли медленную, тихую мелодию, дожидаясь гостей, многочисленные слуги разносили напитки и закуски.
Вороны, разумеется, прибыли последними, в числе послов и других самых почетных гостей. Позже них в сад вышли только Торговые Принцы. Как только зычный голос объявил имя последней из истинных правителей Антивы, из галереи в другом конце двора появится король Фульгено Антиванский.
Фульгено был коренастым, располневшей от хорошей жизни краснолицым стариком лет пятидесяти без малого. Стариком, как говорят, его сделали не треволнения монаршей жизни, а наоборот, непобедимая скука: Торговые Принцы даже близко не подпускали его к финансовым делам страны, многочисленные аристократы помельче – к внешней политике, а Гильдия – к внутренней. Наконец, личная охрана берегла его, как зеницу ока, и настоятельно отговаривала от любых опасных развлечений, будь то охота или выступления заезжих орлесианских бардов. Фульгено оставалось только пить, есть и бесплодно добиваться руки какой-нибудь очередной молодой, но достаточно влиятельной аристократки. Увы, ни одна влиятельная аристократка в Антиве не хотела иметь ничего общего с королевским домом.
Придворные, послы и Вороны почтенно поклонились королю, тот в ответ одобрительно махнул рукой, и музыканты немедленно заиграли вальс. Король деловито прошагал на своих коротких ножках к очередной даме – к подозрительно знакомой черноволосой красавице. Слегка небрежно, но все же с грацией и достоинством, выработанным годами, король Фульгено предложил руку Жозефине Монтилье и повел ее в середину двора. Следом за ним потянулись другие пары строго в порядке их ранга и значимости. Когда все торговые Принцы, кому возраст и здоровье еще позволяли танцевать, вышли в круг, Зевран подал руку Дориану.
- Окажите мне честь, Магистр.
[AVA]http://s5.uploads.ru/DpZju.png[/AVA]
[NIC]Zevran Arainai[/NIC]

0

7

[AVA]http://s019.radikal.ru/i639/1708/6e/7c93de053170.jpg[/AVA]
[NIC]Dorian Pavus[/NIC]

- Для чего же еще я здесь, как не для танцев... - улыбнулся альтус, принимая приглашение эльфа. Он вложил свою ладонь в его, другую руку положил на плечо Зеврана. - Не для участия же в очередной опасной авантюре. - усмехнулся он. - В моем-то положении. - улыбка вышла горькой - признание собственного бессилия всегда давалось Павусу нелегко. - Хотя я все еще могу развлечь тебя светской беседой. - лукаво улыбнулся он, делая очередное изящное па. - Видишь ту прекрасную золотоволосую девушку, с которой танцует Тевиан? Эта особа находится в не самом близком, но все равно имеющим вес родстве с Королевой Ашей из Айсли. Уверен, ты знаком с этой выдающейся персоной. И если верить слухам, то эта принцесса унаследовала ум и характер своей знаменитой родственницы. - он встретился взглядом с Тевианом взглядом - юноша тут же выпрямился и расправил плечи. - Не думал, что кому-то из рода Павусов будет недоставать уверенности в себе. - коротко рассмеялся Магистр. - Уверен, этот союз будет в будущем плодотворным. - он внимательно посмотрел в глаза Зеврану и абсолютно серьезно добавил: - Если Мира вдруг решится продолжить свое изучение на тему "Что такого в этих Павусах", предупреди её, чтобы была осторожна. Бастарды повредят его карьере. - маг повел плечом, и обойдя эльфа, вернулся в его объятья, они снова двинулись по кругу. - Связь с Мартом безопаснее, но тоже нежелательна. - Дориан вздохнул. - Не смотри на меня, будто я Магистр Голвард. - зашипел недовольно альтус, заметив в глазах эльфа непонимание и даже укор. - Даже ты должен понять: что прощается Зеврану Мастеру Воронов и Магистру Дориану Павусу не простят ни твоим детям, ни моему кузену. - он нахмурил брови и замолчал. Они сделали круг по залу, а музыка все не стихала, хотя некоторые пары уже сдались. - Ты ведь даже не намекнешь, что здесь будет и почему твои Вороны так мало пьют? - усмехнулся Павус. - Ну хоть дашь знак когда прятаться? А то эта мантия мне слишком дорога...

Отредактировано Vigard the Sparrow (2017-08-03 15:13:31)

+1

8

- Вообще-то я хотел сказать, что ты не подумал о том, как ребенок повредил бы ее карьере, - усмехнулся Зевран, но тень горькой усмешки не исчезла с его лица. – Можешь не переживать, первый яд, который учатся готовить девушки-Вороны – это зелье против беременности.
«Через несколько лет они не могут забеременеть даже если хотят», - этого он решил не добавлять вслух, чтобы не нарваться на очередную лекцию о варварских гильдийских традициях.
- Если Вы боитесь испортить мантию, лорд Павус, - тут Зевран уже усмехнулся по-настоящему, -  Вам стоит покинуть зал прямо сейчас. – После этого лицо эльфа немедленно стало серьезным. – Я не знаю, что тут происходит, Дориан. Первый ход на этот раз делаем не мы, - он на секунду прижал к себе мага и успел коснуться губами его шеи прежде чем мелодия приказала им снова разойтись.
Это было самое плохое в сложившейся ситуации: Вороны гораздо хуже умели защищаться, чем нападать. Они умели мстить за убитых, долго и искусно, но марчанский принц принял это в расчет. Он отправил стадо овец на закланье Гильдии. Но Гильдия все еще не знала, по какому поводу сегодня начнется резня.
Пируэт, поворот, пируэт. Он вздохнул, понизил голос и заговорил:
- Делегация из Старкхэвена нагрянула практически без предупреждения. Двадцать послов. Я уверен, чтобы набрать такое количество, им пришлось снарядить к нам половину столицы, - Зевран пренебрежительно скривился, музыка благотворно подыграла ему, позволяя отвернуться от кучки марчан в красных одеяниях. – Почти все послы – жрецы или приближенные к церкви. Без семей, без детей, без связей. Они приехали почти две недели назад, но не сделали еще ни одного официального заявления. Наши шпионы в марчанском посольстве уверены, что половина из этих святош приняла обет молчания. Фульгено, конечно, перепугался до икоты. Ты ведь слышал слухи о том, что этот сумасшедший старкхэвенский принц собирает армию? Наш монарх сразу повелел устроить бал в честь уважаемых гостей и заодно созвал сюда всех, кто хоть что-то решает в Антиве. Он боится, что марчане объявят нам войну. Мы подозреваем, что они здесь для того, чтобы втянуть нас в междоусобный хаос. Повод найти не сложно. Достаточно перессорить торговых принцев и выставить какой-нибудь глупый ультиматум… например, потребовать выдать им мятежных магов. Ты ведь знаешь, что Круг на юге принадлежал наполовину антиванцам, наполовину марчанам? Разумеется, маги после восстания сбежали к нам, Гильдия им всем нашла занятие.
Еще один вздох. Одна мелодия закончилась, началась другая. Зевран перехватил руку Дориана и снова повел его вперед. Люди вокруг оглядывались на них, но не с пренебрежением, а с искренним удовольствием – антиванцы умели ценить искусство танца.
- Я не хотел ничего тебе говорить, потому что надеялся, что мы сможем достать информацию перед балом, и я придумаю, что мне с вами двоими, - он покосился на будущую невесту младшего Павуса, которая почему-то уже стояла одна, - троими делать. Но пока нам не везет. Все, что у нас есть – два убитых в соседнем городе агента, и ни малейшего представления, сколько шпионов уже в Антиве.
Они снова повернулись, Зевран обнял Дориана со спины, и они оказались лицом к лицу с леди Монтелье. За ее спиной стоял вежливо обнимающий ее Фульгено. Зевран почтительно склонил голову и по счастливой случайности заметил краем глаза, что что-то полетело в их сторону. Не раздумывая, он толкнул Дориана вперед и в сторону, так что тот зацепил Жозефину, а вместе с ней и Фульгено. Он еще не успел сам упасть на пол, когда рядом уже раздался знакомый голос Гиты:
- К оружию! Окружить!
[AVA]http://s5.uploads.ru/DpZju.png[/AVA]
[NIC]Zevran Arainai[/NIC]

Отредактировано Revus Demnevanni (2017-08-04 20:32:40)

+1


Вы здесь » FLAME » Архив игры » In the City of Gold [Dragon Age]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC