Акции!
★ Весь сентябрь — упрощенный прием персонажей из сериалов.
★ Упрощенный прием для игроков, которые готовы играть на иностранном языке.
★ Каждому начавшему игру на иностранном языке предоставляется возможность разместить персонажа из нужных в таблице сроком на две недели.

TONYCLAIREPETER

До 12.08 - общефорумный субботник. Подробности в теме Новости

гостеваянужные персонажисписок ролей и фандомовправилашаблон анкетыхочу к вам

FLAME

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FLAME » Архив игры » И каждый раз навек прощайтесь...


И каждый раз навек прощайтесь...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://static.diary.ru/userdir/1/6/1/9/1619164/68282805.jpg
Может, мы найдем путь, если признаем тяжелое положение магов в современном... заткнись, короче!
©Dragon Age 2


И каждый раз навек прощайтесь...
участники: Андерс, Карвер Хоук
время и место: где-то в Минратосе, 9:39 год Века Дракона.

За расставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За расставаньем будет встреча,
Вернемся оба - я и ты.
©А. Кочетков "Баллада о прокуренном вагоне"

0

2

Он не помнил, как именно ему удалось покинуть теплую постель и мирно спящего подле него Карвера. Кажется, он был болен и не в себе. "А когда я после Черных Болот был в себе?" Мысленный вопрос остался без ответа. Месть теперь редко баловал свой сосуд, в котором он, если судить по поведению духа-подселенца, весьма разочаровался. Андерс не помнил, что он плел какому-то контрабандисту-пирату, не помнил откуда взялись те деньги которые он отдал за свой проезд. Почти всю дорогу целитель был занят, хоть его и мутило так, что даже привыкшие ко многому контрабандисты и те смотрели так словно испытывали жалость. Андерса это бесило, но все равно отступник ничего не мог поделать. Первая встреча с сушей после почти 3 месячного торчания на корабле подле мачты окончилась странно. Его ночью просто сгрузили на пирс вместе с баулами и тюками. Очнулся  ферелденец от холодного ветра, когда блеклые солнечные лучи осветили край горизонта.
Надо было подумать о ночлеге, но ни сил, ни денег у него не было, и довольно много времени целитель провел глядя на грязную воду подле пирсов. Его единственное достояние - лириум, чистый, синий как глаза Карвера, был надежно упакован в кожаные мешочки и лежал в сумке под плотной тканью фальшивого дна. Все прочее, вместе с чарами попутного ветра, маг использовал на узкой и ладной контрабандистской шикке,  в качестве платы. Первые пару дней он подрабатывал на кухне портового трактира за ночлег и харчи. Ночлег был очень так себе, да и харчи тоже, но Андерсу было важнее узнать пущены ли по его следу псы Ордена или же Справедливость оказался прав, и все дело в личной уверенности любимого в его, Андерса смерти.
Погони не было, это уже было плюсом. Теперь же стоило озаботиться документами, ибо без тех ни нормальной жизни, ни возможности перемещаться не было.
Следующую неделю Андерс отвел под изучение окрестностей. Увиденное его не вдохновило, и маг продолжил исследовать древнюю столицу империи. Встречи у него были, как правило, не слишком дружелюбные, но это помогало ему не столько забыть, сколько не думать, не вспоминать. Зато ночи… О да, Андерса бросало в холодный пот когда он припоминал и упрямо, по детски выставленный подбородок, и закушенную губу  Младшего, но больше всего его мучили сны в которых он убегал боясь оглянуться  на того в последний раз.
Чтобы не видеть этих, да и просто, снов маг буквально загонял себя, вначале беготней по инстанциям, потом – искал работу и копил, копил денег на покупку патента, который давал ему возможность официального устройства в городскую клинику на правах патентованного мага-целителя. Потом… Потом ему пришлось пройти в минратосском круге экзамен на профпригодность. В результате Андерс лишился практически всего своего лириумного запаса, но приобрел и документы и патент. Уже месяц как целитель жил мирно и спокойно в пещерке за руинами виллы Пьяцца дель  Миез, почти в самом центре столицы империи. Маг более чем сознательно выбрал подобное жилище, ведь цены за комнатку в самых бедных кварталах Минратоса стоили,  по его мнению, неприлично дорого. А тут, если закрывать глаза на соседство с древним жальником, было и тихо, и спокойно, и безопасно, если использовать простейшие правила безопасности. Мертвые хоть и кусались, причем порой весьма «нехорошо», но первыми никогда не нападали, а уж ума не приближаться к фонящим чарами остовам чугунного ограждения Андерсу хватало ума. Была у мага и еще одна «норушка», менее «пафосная» и, что более важно, соединявшаяся посредством подземных переходов с этой.  В ней целитель принимал как в своей «приемной», за более чем демократическую, если так можно выразиться, плату. Речь в данном разе шла про еду, новости самого разного толка и вариативность получения возможных заказов на услуги частнопрактикующего мага-целителя.
Именно в «норке» на Пьяцца дель Миез Андерс и держал свое основное имущество - подаренные Хоук и сопартийцами  магические посохи, парадную (она же выходная) робу тевинтерского мага, кожаный доспех и магические «побрякушки»-кольца усиливающие его манопотоки и подвеску банна Ферренли. Немертвые стражи отлично так удерживались магическим щитом, а как охранники были просто идеальным выбором. Не ели, не спали, молчали, и несли свою службу, не отвлекаясь ни на минуту. Когда ему было необходимо, Андерс, буквально «выдавливая» стражей с их места при помощи щита, забирал свое барахло и переодеваясь в «норке» затем шел к пациенту.
Все бы ничего, голько вот сны. Сны его постоянно возвращали в недавнее прошлое. Андерс не мог не вспоминать как он ночью, еще задолго до восхода, словно вор, выметнувшись из особняка Амеллов-Хоук, и чуть не пойманный городской стражей, бежал, прихватив свой походный «набор» и три самых мощных посоха. Единственным его развлечением по приезду и обустройству стало наблюдение из Тени за возлюбленным, благо угасавшего духа это тоже развлекало. Надо признать, что хоть Месть и считал свой сосуд  «мягкотелой тряпкой», но отлично понимал, что иного у него нет, да и магу нужны были сведения из Вольной Марки. Впрочем, Андерс отлично осознавал, что его лично не интересуют никакие иные сведения кроме сведений о том кого он оставил.
Справедливость медленно и постепенно, «затухал», он с каждой неделей меньше выказывал свое присутствие, сам целитель от этого выиграл. Андерс более не походил на затравленного и опасающегося всего и вся человека, вся вина которого заключалась в его талантах к магии.
У него уже была довольно неплохая «клиентская база» среди жителей среднего достатка, а в закромах «на черный день», хранившихся под присмотром все тех же немертвых, лежало порядка двухсот золотых и мешочек с пятью сотнями серебряных. Медяки же, получаемые от бедняков маг использовал для ежедневных покупок необходимой в его работе мелочи и еду в трактире. В один из «пустых» т.е. не занятых возней с больными дней, Дух начал проявлять свою,  активность нетипично, он заявил, что скоро совсем уйдет и освободит мага от своего присутствия, пояснив что его де «срок вышел, и он не смог залечить рану нанесенную ему кинжалом Хоук», и в качестве последней просьбы потребовал у сосуда обещания ежедневно приходить вечером на пирс в течении года.
Андерса подобная просьба крайне заинтересовала, но Справедливость не пожелал ответить, только заявил,  что де он сам поймет хоть и не сразу. И что это «справедливо, по отношению к храмовнику и к нему.»
По первоначальным прикидкам целитель уже вполне мог купить небольшую лавочку возле Площади Сотни Фонтанов, и торговать в той мазями и зельями.
Целитель предполагал, что ему надо было, на первое время, также иметь хоть немного наличности для выплаты налога в Торговую Гильдию,  и желательно, не менее 30 золотых для вступительного взноса в Ассоциацию Целителей круга магов Минратоса. Ферелденец надеялся, что у него все получится, ведь причин для отказа у него на вступление в Ассоциацию больше не было. А потом, потом подселенец исчез. Справедливость больше не тревожил его своим ворчанием на тему бездействия и бездеятельности, да и чувство оставленности, нахлынувшее весьма внезапно, подсказало магу, что духа больше нет. Это соображение не повлекло для Андерса ощущения внутренней свободы, напротив, сны о прошлом, такие яркие и живые бередили душу. Маг уже был готов даже уехать в Марку только чтобы хоть раз увидеть упрямого храмовника, но тут вспомнил про вести, которые ему передал один из пациентов-эльфов, и для начала счел неплохой затеей пойти на пирс, в трактир «Пьяный кальмар Виллем».
Шло время, посещение этого маленького и бойко торгующего более чем приличной для заведения такого пошиба, выпивкой превратилось у Андерса в своеобразную привычку. В жизни котолюба появилась еще одна привычка – посещение гномьего банка раз в неделю и пополнение своего золотого запаса суммой в 5, а если очень везло, то и в 10 серебряных монет. После «ухода» Справедливости  прошло уже более полугода, Андерс по устоявшейся привычке доплелся до трактирчика и сел подле открытого окна. Вкуса вина он особо не ощущал, просто вспоминал, как сидел вместе с друзьями, язвил и переругивался с Певчим, трепался с Варриком о новинках литературы, показывал Изабеле парочку несложных фокусов, ругался с Мариан и тайком, словно школяр целовался с Карвером в подвале особняка Амеллов. Машинально глотнув очередную порцию напитка и подняв взгляд на вошедших маг замер, заворожено наблюдая за приближением обряженного в храмовничью броню воина. Хоук, живой и здоровый, если конечно не считать не то чтоб потерянного, сколько ошарашенно-неверящего взгляда, ожегшего целителя словно ядовитая плеть медленно приближался  к нему. Время словно застыло, движения окружающих стали плавно-неторопливыми, а воздух- удушливо вязким и тягучим как патока. Хоук с котенком, нет с пушистым, бандитской наружности, котярой на плече, изображавшем пародию на меховой воротник, был не то чтобы сердит, скорее сосредоточенно-собран да и выглядел уже не таким юнцом, обижавшимся на старшую сестру и для придания себе мужественности обряженного в отцовский доспех, какого он помнил по Киркволлу, но взрослым мужчиной. Звуки заглохли,  вернее говоря, они стали  настолько слабыми, что целитель уже ничего не слышал кроме грохота собственной крови в ушах. Потом прозвучал резкий скрип рассохшихся досок под сапогами вошедших посетителей и пронзительная резкость ощущений вернулась.

+1

3

Три месяца в море были позади, Карвер Хоук со своим нехитрым скарбом и изображающим из себя меховой воротник котом спустился по трапу и огляделся. Всё это он видел раньше, во время встреч с Местью в Тени, где дух с поразительным постоянством и только сейчас замеченной им скрупулезностью воссоздавал пейзаж, который мужчина сейчас удивленно рассматривал - такими же постоянными были только руины чьей-то виллы рядом с древним и давно заброшенным кладбищем да странный подземный лабиринт, которые, он теперь был уверен, существовали в реальности. Собственно, из-за просьбы духа храмовник и прибыл в Минратос - во время их последней встречи тот признался, что его время на исходе, и вытребовал у него обещание остановиться там на некоторое время в одном трактире, а насчет подробностей только лишь сказал, что его объяснения могут все усугубить. Мариан он ничего не сказал, просто одной ночью исчез из Старкхевена, куда следом за сестрой перебрался после того, как в Киркволле стало поспокойней и покой города только начали тревожить слухи о странном поведении храмовников, надеясь, что вдали от улиц города, отнявшего у него дорогих людей, его боль и тоска хоть немного поутихнет, а потом, как знать, пришло бы и смирение, но в первую же ночь ему явился Месть...

- Карвер наш! - совсем как когда-то в "Висельнике", когда Изабелла начала к нему приставать на глазах Андерса, голос Мести прогромыхал совсем рядом и мучивший его воспоминаниями о прошлом демон отчаяния рухнул под ударом призрачного меча и бесследно исчез. Сам же дух отмщения выглядел, если так можно сказать про бестелесное существо, в гроб краше кладут...

Пусть дух этого старался не показывать, но все же было заметно, что нанесенная его сестрой рана причиняет Мести, как минимум, заметное неудобство, но на его предложения не утруждать себя созданием иллюзий пейзажей он только лишь отмахивался и упрямо утверждал, что это Карверу пригодится когда-нибудь. Конечно, храмовник мог бы усомниться в личности своего собеседника в Тени, вот только тот ничего ему не предлагал, не мучил - они просто бродили по созданным духом пирсу и руинам, много разговаривали и временами Месть прикасался к нему, находя в этом понятное только самому духу удовольствие. А потом, видимо, он понял, что исцелиться не сможет, и потому попросил Хоука-младшего выполнить показавшуюся тому до крайности странной просьбу...

Карвер мог только гадать, зачем Месть так подробно воссоздавал в Тени эти улочки древнего города, еще хранившего следы былого величия, но добрался до указанного духом трактира без расспросов местных жителей, словно сам прожил здесь всю жизнь. Почесывая кота за ушком, он перешагнул порог трактира, окинул взглядом разношерстную публику... и почувствовал, как земля медленно начала уплывать из-под ног - Андерс сидел за столиком у окна и буквально пожирал его взглядом.

- Андерс? - неверие и отчаянная надежда сплелись в синих глазах храмовника, когда тот подошел к столику целителя, а горло внезапно перехватило судорогой, что более ничего мужчина так и не смог произнести, только жадно смотрел на возлюбленного.

Отредактировано Carver Hawke (2017-08-16 23:35:48)

+1

4

Он опаздывал, безнадежно и неотвратимо опаздывал, времени на бегство с каждым вздохом становилось все меньше, а еще Андерс резко протрезвел. Собственные конечности были на редкость негнущимися и неловкими, так что у целителя мелькнула дикая мысль-сравнение про мертвеца.
Он забыл, что должен за выпивку порядка трех серебряных, забыл что перед ним стоит еще парочка кружек с не самым дешевым "пойлом". Андерсу нечего было узнавать, это ведь он, не совсем конечно, но тем не менее,  все-же водил на пару с Местью Хоука-младшего по Тени, но так и не осмелился сказать тому правду. Вспоминая как касался в Тени чужой, морозящей холодом лириума, руки, целитель испытал острый приступ ощущения повторения сюжета. Та же обстановка, такое же выражение в глазах у храмовника, да даже нагло-рыжий, габаритных обьемов кошак ему был знаком от кончиков усов и до хвоста.
Вино щедро плеснуло на столешницу окрасив ту в цвет крови когда Младший шагнув слишком широко наткнулся на поребрик столешницы, а отступник словно завороженный, даже не моргая  продолжал смотреть на подходящего молодого мужчину.
Слова, которые он хотел ему еще там в Тени сказать, слиплись в ком и мешали не то что говорить, дышать и думать. Стол толкнулся в бедро и довольно резво (если учитывать его тяжесть и габариты рассчитанные минимум на четырех посетителей) пошатнулся. Сейчас отступнику было плевать на то, что кружка опрокинулась окончательно разливая свое содержимое, а вторая готова изгваздать его новую, хоть и достаточно тонкую мантию. Вместо слов с губ рвался задышливый клекот.
-К...К... -глядя в неестественно-синие "лириумные" глаза маг тихо выдохнул протянув вперед руку и почти коснувшись начищенного доспеха.
-Спасибо, что живой! В следующий миг, рыжий, хвостатый бандит, которому видимо не пришлось по вкусу подобное приветствие, вздыбив шерсть зашипел выпуская когти и стараясь вцепиться в рукав мантии мага, но не преуспел, блондинистый колдун оказался быстрее и успел отдернуть конечность, хоть и опрокинул при этом вторую посудину.
"Я ждал тебя, и если бы ты не приехал на этой неделе то поехал бы тебя искать"
Первая внятная  фраза звучала на редкость серьезно, а вторую революционер-любитель просто не озвучил, искренне считая, что она даже не лишняя, а просто ненужная, ведь о своих попытках достучаться до спящего храмовника при помощи (хоть и неодобрении) духа маг даже не думал говорить.
А потом... Потом он прыгнул, вначале на стол а с того прямо в окно, благо стол стоял впритык к нему. Отступник просто сбежал, сбежал в тот самый момент когда обряженный в железки воин застыл словно памятник прошлому.
Звон стекла, ор служанок и ощущение скользнувшей по ткани мантии железной перчатки все это не складывалось в целостную картину. Андерс знал, что заведение папаши Ороена не из тех какие привлекают стражу, а значит если ему придется туда вернуться, то стоит всего то заплатить на пару серебряных побольше за нервы и расколотое добро и можно снова приходить.
Целитель не знал, что его сподвигло на такой глупый поступок, но вспоминая о синем, застывшем взгляде чувствовал безотчетный не страх или ужас а холод, и это было не горше а страшнее всего что он мог вообразить.
Какие дорожки привели,  Младшего из Киркволла в Минратос Андерс не знал, он даже не предполагал, что Месть, прежде крайне неодобрительно относившийся к межличностным отношениям по своему почину потребует от Карвера чтобы тот приехал в империю. Сидя в какой то темной от тени деревьев аллее и бездумно глядя на журчащий фонтан серебрящий свои струи в лунном свете Андерс задумался настолько, что не услышал звука шагов. Перед мысленным взглядом мага проносились события произошедшие с ним и друзьями в Киркволле. Очнулся он только после того как ощутил на своих плечах тяжесть латных рукавиц. Отступник в момент осознал кому эти перчатки принадлежат, но не стал вырываться, а только положил сверху свои руки. Холод железа раздражал, казался лишним, и в то же время он был настолько естествен, что будь вместо железа теплая рука-это было бы уже страшно своей ирреальностью.
-Поговорим... Не-то озвученная мысль, не-то шелест водных струй и тишина. глубокая, спокойная тишина полуночной аллеи. До него только сейчас дошло что он сидит подле "почти своего дома".

Отредактировано Anders (2017-08-17 04:14:20)

+1

5

- Поговорим, - тихо отозвался Карвер, наклонившись вперед и с явным удовольствием вдохнув запах его волос, - и да, не вздумай больше от меня удирать, иначе, клянусь, я и на Глубинных Тропах тебя отыщу и вот тогда точно всыплю по первое число, - он вздохнул и мягко притянул Андерса к себе, не отпуская его плечи, которые продолжал сжимать, не без оснований опасаясь, что если отпустит, то тот опять сбежит. Сердце храмовника колотилось где-то в районе глотки, остатки ступора, настигшего его при виде живого и невредимого возлюбленного, окончательно рассеялись и его накрыло запоздалым "откатом"... хотя накрыло его раньше, еще в трактире, когда он понял, что может опять лишиться любимого и на этот раз никто ему не подскажет, пусть и таким нетривиальным способом, где искать. Только лишь это заставило его выпрыгнуть следом за целителем в окно, благо, не так уж и много у него было при себе вещей, чтобы те его могли бы существенно замедлить, кошель с его сбережениями тоже не потерялся во время относительно короткой погони, что не могло не радовать, хотя больше всего его радовало то, что на этот раз "мышка" недолго оставалась на свободе и почти по своей воле снова попалась в его "когти".

- Умудрился же Справедливость устроить нам свидание, а? - с нервным смешком заметил Хоук-младший, неохотно разорвав их почти объятия и устроившись рядом с ним на скамье, но увидев в глазах возлюбленного недоумение, и вовсе рассмеялся. - Так ты еще и не в курсе, получается? При нашей последней встрече он меня кое о чем попросил, так я и оказался в Минратосе, в том демоновом трактире... я еще гадал,с чего он так настаивал на том, что мне надо там остановиться, вот же хитрюга! Ладно, зачем тебе понадобилось сбегать из Киркволла, я, так и быть, спрашивать не буду, ты мне лучше скажи, что дальше делать будем, - смотреть на него для храмовника было выше сил, особенно когда он собирался здесь и сейчас вслух озвучить свои мысли, поэтому он сделал вид, что его сейчас очень интересует вид собственных сапог. - Ты мне нужен, но я уже давно не ребенок и понимаю, когда следует отступить. Если ты счастлив и без меня, любовь моя, я уйду, даю слово, и никогда не напомню о себе... и пусть и дальше считают, что тебя больше нет, а мне будет достаточно знать, что ты жив и в безопасности.

+1

6

Андерс вначале порывался высвободиться из весьма жесткого захвата карверовских рук, но потом смирился сочтя, что тот не слышит его.
-Не переживай. Я не сбегу. -куда делась его обычная болтливая язвительность целителю было невдомек.
-Я ведь  из трактира сбежал только потому, что невмоготу стало. Мне показалось что я в Тень провалился, а вокруг демоны, и "так не бывает", чтобы тот, о ком напрасно пытаешься забыть или хотя-бы не вспоминать и не думать, стоит перед тобой и готовится не то башку снести, не то кинжал сунуть под ребро, и при этом ощущаешь свое полнейшее бессилие.
Сейчас он просто "ловил момент", по выражению пиратки. Почти бездумно рассматривая лицо собеседника и изредка, словно бы пытаясь себя убедить в том, что это не сон и не иллюзия, касаясь виском пластин брони приятно холодивших кожу.
-Угу, только лишь после того как выдернул меня из вашего с Мариан...- при упоминании имени сестры храмовника целитель поморщился- особняка против моего желания. 
Голос целителя был отчетливо потерянным. -Ты просто не представляешь какими он крыл меня словами перед отъездом... Ну- слегка покраснев от смущения- впрочем я тоже, гм... Не молчал. В общем, дух орал, что я - безвольная тряпка, наивный идиот которого постоянно надо направлять и подпихивать и, что связавшись с тобой, я де похерил все его планы и идеи касаемо вопроса о свободе магов.
-И именно по этой причине он и счел себя обязанным удалить меня от источника постоянной угрозы, то есть тебя. Молчание Карвера  начинало пугать мага, особенно если учесть его последние слова, и Андерс словно утопающий вцепился в  руку Младшего.
Он понимал, что начал не с того с чего стоило бы начать, но теперь время было упущено и отступник, пересиливая себя, глухим и тихим голосом выдавил.
-Ты не представляешь, каково это - быть пленником в собственном теле. Да, да, да. Я знаю что сам сглупил тогда, но я ведь искренне хотел помочь... А получилось по принципу- невесело усмехнулся- "Хотел как лучше, а вышло - как всегда, то есть боком, если  не задницей". Впрочем, я отвлекся. По прибытии сюда я добрых полтора месяца если уж не пил вчерную то... Я не помню, что я делал, если уж совсем честно. Мне на все было плевать и делами рулил мой "приятель", которого, очень мягко говоря, просто бесила моя "тотальная неспособность сосредоточиться на самом простейшем, и действовать сообразно плану". Ну а потом, во время очередной истерики в Тени, Месть пообещал, что "коль я такая упертая скотина, то хрен со мной, и мы пойдем навестить тебя в Тени". Он только предупредил, что я стану невидим ибо "тянуть" на себе еще и мою "тушку"  ему сложно. Но, если мы сольемся, то и ему проще станет меня защитить, при необходимости, и свою "легенду" не портить. Впрочем, про свою как бы смерть я узнал уже гораааздо позднее и не от него, что также подлило масла в огонь нашего взаимного раздражения.

Наблюдая за переливами водных струй маг ощутил то самое ничем не замутненное состояние умиротворенности и счастья которого был лишен едва ли не с подросткового возраста.
-В общем, с того времени у меня так и повелось- я на пару с духом, или дух на пару со мной... Мне сложно это состояние точнее обозначить, шлялись по одному и тому же маршруту.-негромко и смешливо фыркнул- Я сейчас почти не сомневаюсь в том, что в Тени после наших прогулок сохранилась хорошо протоптанная тропка.
-Я начал действовать, как от меня того требовал Месть, в обмен на общение с тобой в Тени. Подобное конечно сильно изматывало, но зато я был спокоен и работоспособен, что было "приятелю" на руку.
Когда он начал терять силы, то понял, что не сможет меня контролировать как прежде. С ним что то происходило, он начал меняться, но причин тому я не понимал да и сейчас у меня есть только не слишком правдоподобные объяснения. У меня даже стало складываться впечатление, что это общение с тобой через Тень стало необходимо и ему. -полузакрыв глаза и вслушиваясь в шелест листьев над головой целитель слабо улыбался.
-А потом... Потом я из чистого интереса попытался воссоздать в Тени те места где меня можно найти. Что странно, дух на мои "фокусы" никак не отреагировал, и пожалуй внес несколько характерных черт в облик иллюзорного Минратоса, и перед своим уходом заявил в своей ультимативной манере, что был несправедлив по отношению к тебе и ко мне, о чем сожалеет, но он все постарается исправить.
Андерса что-то беспокоило, но что именно маг пока не мог определить.
- И позволь узнать, насколько далеко и к кому ты собираешься уйти?- он даже сам удивился тому насколько ревнивым тоном прозвучала эта фраза. "Тьма кровь и пепел, я что, его ревную? Спятить можно. Где логика?" и нервно хохотнул.
-Имей ввиду, я тебя отпущу только к одному хвостатому и усатому, пушистому бандиту, и то исключительно на время необходимое для его кормежки!

Отредактировано Anders (2017-08-17 22:54:59)

+1

7

Храмовник даже не знал, что и сказать - если он и впрямь выглядел так, будто намеревался покончить с целителем здесь и сейчас, то неудивительно, что тот от него сбежал. Да, он и впрямь не представлял, что такое одержимость на самом деле, даже не взирая на то, что был храмовником далеко не первый год и до этого тоже насмотрелся на одержимых, но все это было лишь взглядом со стороны и ничуть не приближало к пониманию того, с чем Андерс сталкивался на регулярной основе до того момента, как Справедливость оставил его.

- Уйти? И не надейся, никуда и ни к кому от тебя я не уйду, - с души мужчины словно свалился огромный камень и он облегченно выдохнул, подсаживаясь к Андерсу поближе, прижал целителя к себе и прикоснулся губами к его виску. - А этот пушистый бандит еще должен быть сыт, так что в ближайшее время требовать покормить его не будет... а это значит, что ты можешь распоряжаться мной целиком и полностью, мой дорогой ревнивец, - последняя фраза была произнесена на ухо целителю самым многообещающим шепотом, на который был способен Карвер, прежде неоднократно пользовавшийся этим приемом, чтобы поддразнить и распалить воображение любовника. Храмовник даже был рад неожиданной вспышке ревности Андерса, так как подозрения в том, что целитель кого-то себе нашел, отпали сами собой, оставив в душе лишь какое-то аномальное спокойствие - они снова были вместе, а все остальное может катиться куда хочет, во всяком случае, пока что.

+1

8

Признаться откровенно Андерс не предполагал даже в своем партнере по "полночным скачкам" такое количество  умилительной и почти детской наивности и невинности. Он отлично помнил каким мог быть, если его случайно задеть, "дорогой и нежнолюбимый младший братец" монны Мариан Хоук, и теперь, просто не понимал, что ему делать. С одной стороны, столь явно высказавшийся про свои чувства молодой человек никак не ожидал с его, Андерса, стороны, неприятия. А с другой,  слишком уж этот Карвер отличался от того, кого маг знал по Киркволлу.
- Я и безопасность?- найдя наконец к чему прикипеть маг тряханув головой удивленно глянул на говорившего, по его первоначальному впечатлению, воина. Сказанное Синеглазкой просто не укладывалось в голове у целителя.
-Карвер, Карвер. Карвеер... Я и Безопасность? Я и спокойствие? Ты ничего не путаешь? Ему стало неприлично весело, впрочем отступник не жаждал хоть как то задеть слишком резко реагировавшего на все что его касалось, храмовника, но от усилий сдержать рвущийся наружу хохот начал трястись в приступе смеха. Чтобы скрыть тот, маг буквально ткнулся лицом в наплечник и зафыркал глуша таким нехитрым методом смешливые всхлипы.
-Я, одержимый, неизлечимо отравленный ядом порождений тьмы психованный отступник, за кем гоняется если не половина Киркволла, то явно не менее трети Ферелдена. Подрывник-любитель экстра класса просто образец порядочности, создателелюбитель и андрастепоклонник- не выдержав простонал смешливо.
-Ах даа, напомню еще и про Корифея, то самое разумное порождение тьмы кое неслабо пошалило со мой, покопавшись у меня в голове, при этом выбесив до полувменяемости  дух Мести и заставив напасть на тебя с сестрой и этого несносного гнома. Коротко всхлипнул.
-Причем, надо прибавить что шансы вас убить у меня тогда имелись не слабые.
Смех постепенно скатывался до отвратно-полынной горечи. Андерсу хотелось сейчас просто взять и сжав в ладонях чужую голову раздавить ту словно гнилой орех. Наивность Синеглазки его не то что поражала, казалась неуместной теперь и даже в каком то смысле раздражающе-неуместной и злила.
Саданув со всей силы по деревяшке скамейки маг зажмурился. Сейчас целитель боялся себя, боялся собственных вышедших за пределы "нормальности" эмоций. Через несколько минут придя в себя ферелденец глуховато выдохнул продолжая лицом прижиматься к холодному нагруднику.
-Ладно Карв, пойдем, нечего нам тут комарье местное кормить, проведу тебя в свое убежище. Ты ведь верно устал после своего путешествия, да и погоня за полуспятившим колдуном совершенно не способствует отдыху.

+1

9

- А почему бы и нет? - Карвер вздохнул и покрепче прижал к себе Андерса, безмолвно давая тому понять, что никуда его не отпустит, но откуда-то изнутри начала подниматься злость... хотя, нет, это вовсе не была злость, скорее раздражение на непоколебимую никакими доводами разума уверенность возлюбленного в том, что он не тот, кто нужен храмовнику, и то, что у самого храмовника имелось совсем иное мнение на этот счет, целитель раз за разом умудрялся то ли забывать, то ли банально не слышать.

- Уж ты-то точно заслуживаешь спокойствия и безопасности, - пробормотал мужчина, слушая сдавленный смех уткнувшегося в его грудь мужчины, больше похожий на фырканье большого кота, и, пользуясь тем, что возлюбленный отвлекся на более высокие материи, перетащил того к себе на колени, - тем более, как ты выразился, ты так "популярен" среди киркволльцев и прочих марчан... большей популярности мы уже не переживем, - сарказм в его голосе уже было не скрыть, да Хоук-младший и не пытался это сделать, он был слишком уставшим для того, чтобы сдерживать себя в рамках приличий более, чем надо было для поддержания более-менее спокойной беседы. Впрочем, не он один едва держал себя в руках, кулак Андерса пронесся в считанных сантиметрах от него, на что Карвер лишь хмыкнул - он и сам сейчас последовал бы примеру возлюбленного, чтобы только выплеснуть так не вовремя и безостановочно нарастающее раздражение всем этим донельзя глупым спором, раз за разом отравляющим их отношения.

- Чем больше проходит времени, тем больше мне кажется, что мы такими темпами читать мысли друг друга научимся, если уже не начали, - Карвер издал то ли нервный смешок, то ли типично андерсовское фырканье, - и спасибо, что не убил тогда, я ж тебя так и не поблагодарил за это, как и за то, что ты сейчас опять напомнил, что наше время уходит... впрочем, ты прав, - он поднялся на ноги, все так же обнимая любовника и прижимая его к себе, - я действительно устал и не в настроении снова спорить с тобой как о настоящем, так и о будущем, так что веди меня в свое убежище.

Отредактировано Carver Hawke (2017-08-28 01:46:18)

+1

10

Андерс и сам не понял когда именно он более чем уютно устроился на коленях несносного храмовника. Вот чего он никак не ожидал, так это слов Младшего касаемо его защиты, спокойствия и безопасности, тон храмовика был более чем серьезен, и только при упоминании известности, самого Андерса в Вольной Марке, стал неприкрыто язвителен.  В кольце рук Синеглазки маг ощущал себя если уж не в безопасности то по крайней мере спокойно и под защитой.
-Эм, твоя правда. Впрочем, гм, с меня точно хватит любой известности. Карвер пах потом (неудивительно, верно, если таскать на себе пудовые железяки и дрын весом в добрый десяток фунтов) морской солью с нотками "синьки" и разогретым металлом.
Зажмурившись и ощущая как по лицу ползут предательские соленые капли целитель почти медитируя вслушивался в ровный стук обнимавшего его храмовника и понимал, что это он запомнит на всю свою жизнь сколько бы той не осталось. И уже почти говоря сам с собой мужчина хрипло прошелестел.
-Карвер. Карвер, Карвер. Уходят не "куда-то" а именно что "к кому-то" или за чем-либо, например из-за идеи, либо их насильно "из лучших побуждений" уводят. Фразочка была даже для "полувменяемого" целителя весьма странной, однако в то, что именно маг сам это утверждение выстрадал, более чем верилось. Ему до боли не хотелось размыкать рук, хотя внутренний голос с интонациями Мести ехидствовал на тему того, что сам Андерс "расстилается" и перед кем? Лириумным наркоманом.
-Ззаткнись... Хоук...последнее слово прозвучало не то чтоб жалобно, скорее обреченно. Судорожно сглотнув Андерс с поистине странным выражением на лице глянул на храмовника и тихо поинтересовался у того.
-Хоук, ответь мне на один простой вопрос... На миг ему показалось что откуда-то сверху, с неизмеримой выси, не из Тени, но из совершенно инного по восприятию, мира, на него внимательно смотрят суровые, почти равнодушные, всезнающие и нелюдски обжигающе-ледяные, "как удар кинжала Воронов" глаза.
-Ты согласен быть моим...-слово всплывало из глубин памяти медленно и неотвратимо как скала на пути тонущего корабля- Арваарадом? Пожалуй сейчас маг был удушающе серьезен. Серьезен так как никогда ранее веселый балагур и язва а позднее мрачный одержимый Местью колдун не был ни разу. Сейчас ему казалось, что он начинает поступать не то чтобы плохо или хорошо, тут эти обозначения просто не играли роли, а именно что, Правильно, то есть именно Так Как Надо.
Почему он применил обозначение из слов кунари, расположившихся  на правах гостей в пределах Киркволла не мог бы и сам Андерс  ответить, однако то ощущение, что он просто обязан полностью довериться именно что Младшему и было тем мерилом правильности его слов, но более всего ощущений.
-А насчет чтения мыслей, хммм идея хорошая, только я не уверен, что ты согласишься слушать бред которым являются мои мысли..- блекло улыбнувшись маг стек с колен собеседника продолжая по прежнему цепко держаться за его латную перчатку. Он и так сказал много больше того что хотел и теперь просто ожидал решения. Андерс не был стоиком, как впрочем он не был и последователем учения Кун, но его слияние с Справедливостью через Тень принесло свои плоды. Характер целителя обрел ту целостность коей прежде у него не то чтобы не было, скорее она оказалась погребена под кучей всего лишнего и наносного.

Отредактировано Anders (2017-09-13 21:31:31)

+1

11

Карвер хотел согласиться с ним, что именно из лучших побуждений и во имя идеи Справедливость и "увел" Андерса - он и сам мог увлечься какой-либо идеей, как было с его юношеским восхищением храмовниками, что, впрочем, не помешало ему самому уже после становления храмовником расчетливо пользоваться своим положением, чтобы защитить дорогих ему магов, напротив, побудило его вплотную заняться своим карьерным ростом в Ордене. Но Андерс хотел, чтобы он заткнулся, и потому храмовник ничего не сказал, но сам целитель тут же потребовал ответить на его вопрос.

Арваарад. Так кунари называли тех, кто контролировал саирабазов - говоря иными словами, что-то вроде личного храмовника для мага. Хоук-младший впервые услышал это слово еще в Киркволле, там же он узнал на примере Кетоджана, если то было его настоящее имя, что бывает, если саирабаз лишается своего арваарада. Это слово ударило в грудь железной перчаткой, звоном отозвалось в голове, стоило только ему понять, что именно предлагает ему как никогда до этого серьезный Андерс, спрашивая, станет ли он его арваарадом. Потому-то Карвер и не начал язвить на тему, что любовник сначала требует, чтобы он заткнулся, и тут же просит ответить на вопрос, мол, определился бы для начала, вместо этого храмовник чуть сильнее сжал его пальцы и, глядя в глаза целителя и свободной рукой осторожно убирая с его щек слезы, сказал:

- Согласен, - но Хоук не был бы Хоуком, если бы даже в такой что ни говори романтичный момент не нашел бы места легкому сарказму, поэтому в следующий момент его губы почти против его желания растянулись в ухмылочку и перед тем, как притянуть Андерса к себе вплотную, добавил:

- Надеюсь, ты не собираешься потребовать, чтобы я связал тебя подобно тому, как эти рогатые поступают со своими магами, и даже хуже? Ну, если только тебе вдруг не захочется некоторого, кхм, разнообразия в наших ночных играх и, само собой разумеется, до этих варваров скатываться я не собираюсь. А теперь пошли - по-моему, нам стоит наверстать упущенное, тебе так не кажется?

Отредактировано Carver Hawke (2017-09-21 17:26:52)

+1

12

Но против обыкновения бродяга-целитель остался серьезен и даже мрачен, хотя в нем более и не ощущалось биения энергии Тени, как бывало не раз когда Месть еще был с ним связан.
-Я не шучу, Карвер. Мне важно знать что ты исполнишь свой долг храмовника в критический момент. -впиваясь в глаза шкодно лыбившегося мужчины маг сухо и безэмотивно выдавил из себя. Я знаю. О да- пожалуй только горечь и звучала в его голосе как напоминание о Карле-Я теперь точно знаю, Усмирение возможно обратить. и хохотнул.
-Ранее я считал, что это жестокость Церкви которая стремится всюду властвовать, а теперь понимаю что это просто... Жестокая необходимость. И если бы твои коллеги не были подчас столь же жестоки как Алфрик. вздохнул
-Впрочем... Что о том говорить? Как моя мать говорила... Если кринка с молоком разбита, то нечего от нее гнать кошку. И вот что еще... Насчет Киркволла у нас пойдет разговор чуть попозже и более серьезный чем сейчас. И слабо улыбнувшись уткнуся в нагрудник храмовника ехидным тоном изрек.
-А насчет разнообразия, нууу я постараюсь быть поизобретательнее... Милашки Изабелы.  Воспоминания о смазливой и темпераментной пиратке окрасили его щеки предательским румянцем.
Ухватив брюнета за локоть Андерс весьма скоро сориентировавшись потянул того за собой в сторону чернеющих обломков колонн старинного жальника через который им надо было пройти вдоль улицы Веселых Плакальщиц, потом свернуть на виа дель Эччеленца и пройдя частное семейное захоронение трех родов альтуса оказаться в его новом убежище, в том самом в котором маг не принимал никого но только и исключительно проживал сам под охраной немертвых стражей патрулировавших периметр захоронения за забором.

+1


Вы здесь » FLAME » Архив игры » И каждый раз навек прощайтесь...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC