Акции!
★ Весь сентябрь — упрощенный прием персонажей из сериалов.
★ Упрощенный прием для игроков, которые готовы играть на иностранном языке.
★ Каждому начавшему игру на иностранном языке предоставляется возможность разместить персонажа из нужных в таблице сроком на две недели.

TONYCLAIREPETER

До 12.08 - общефорумный субботник. Подробности в теме Новости

гостеваянужные персонажисписок ролей и фандомовправилашаблон анкетыхочу к вам

FLAME

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FLAME » Внутрифандомные эпизоды » Смотри глубже, наши взгляды совпадают


Смотри глубже, наши взгляды совпадают

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


И вновь встает нерешенный вопрос -
о женщинах и о любви.


Смотри глубже, наши взгляды совпадают
участники: Vladimir Lenin, Nadezhda Krupskaya
время и место: Петербург, январь 1894 года

В одной из безымянных квартир Петербурга, проходила встреча марксистов города, куда был приглашен Владимир. Среди этой группы выделялись две активистки - Аполлинария Якубова и Надежда Крупская, на которых молодой человек обратил свое внимание.

+1

2

Январь выдался снежный. Ульянов не являлся человеком романтичным, скорее чистоплотным, аккуратным, практичным. За сим субъектом числилось множество полезных качеств, которые могли послужить на благо отчизне. Романтика она понимаете штука тонкая, отвлекает целеустремленного человека от важных вещей, разум от неё мутнеет и рассеянность появляется. Посему качество это не благоприятное, ослепляет и мешает видеть картину настоящего, заглядывать в будущее. Будучи порядочным и достаточно вежливым, молодой Владимир мог поддержать разговоры о погоде, подметить обилие снежных сугробов на улицах Петербурга, но не придавал этому значения. Важна не погода, а настроение народа. Люди создают атмосферу вокруг себя, а не наоборот. Ульянов последнее время много работал над своей доктриной, вырабатывая свой исключительный стиль. Он много трудился, сколько себя помнит ещё со скамьи гимназии, всегда тщательно корпел над всем за что принимался. Никогда не отступал на половине пути. Огромное внимание Володя уделял учениям Карла Маркса, Фридриха Энгельса и без сомнений почитал философию Георгия Плеханова. Данных авторов бесценных трудов, Ульянов мог цитировать с закрытыми глазами, память от природы дарована ему превосходная.
Стало быть, молодой Владимир, являлся сторонником марксизма, поэтому в круг соответствующий влился без труда. В Петербурге он обзавелся разного рода связями. Будучи приглашенным на квартиру, где собралась городская молодежь, разглагольствующая на политические темы, мечтающая о переменах и революции, волжанин ощущал себя словно рыба в воде, устанавливая новые знакомства. С удовольствием наблюдал за выступающими активистами, поддерживая дискуссии. Молодые люди шумели, не присуще им в тишине сидеть, особенно, когда собрались они горячие темы обсуждать, наболевшие. Максимализм играет в крови, а в голове алкоголь, на квартире его имелось предостаточное количество. Новогодние гулянья отмечали постфактум, цитируя философию Маркса. Некоторые зачитывали свои наработки, Ульянов вошел в их число. Его хвалили отмечая чистый слог.
- Дело всякое трудно, если не хочется его делать, но легко дело всякое, если беремся за него основательно с убеждением в плодотворности, - отзывался Ульянов словами Плеханова, переиначив фразу под себя. Он не просто цитировал, а желал, чтобы звучала она на новый лад, чтобы приходило осмысление и нужное просветление. Владимир верил в каждое слово, каждую букву в слове, ведь все подбирал тщательно и произносил завораживающе так, словно что-то драгоценное отдавал окружающим. Он находил особый смысл во всем над чем работал, предавая всему этому архиважное значение. Ответив на похвалу своих трудов, молодой Ульянов поднял бокал с шампанским, пригубив. Сквозь золотистый цвет напитка, он разглядел Аполлинарию, которая всегда казалась ему привлекательной особой. Рядом с ней стояла незнакомка, худощавого склада с выпученными глазами. Владимиру подумалось, что походит она на рыбу и это даже отчего-то забавное явление. Он остался на своем месте, не решаясь сделать шаг навстречу барышням, зато Якубова будучи бойкой и весьма активной марксисткой, уверенно направилась к нему, увлекая за собой незнакомку.
- Володя хочу познакомить тебя с Наденьк... Надеждой Крупской, моей дорогой подругой и поклонницей трудов Карла Маркса! Преподает в воскресной школе для взрослых! - затараторила Аполлинария, представляя свою боевую подругу по работе, она ведь тоже являлась учительницей, а Ульянов в этот момент поймал себя на мысли, что Якубова хороша собой и по всем правилам стало быть, положено переходить к наступлению. Однако его волновала политическая жизнь, а не быт семейный. Любовь удел слабых, сильным нужна власть.
- Рад знакомству, Надежда... - он назвал бы её по отчеству, но отчества не знал.

+1

3

Снег падал за шиворот просто сшитого, добротного темно-синего суконного пальто. Надежда ежилась, но тут же распрямляла спину – бестужевских учили держать осанку. Осенью и зимой у нее бывали суставные боли – климат родного Петербурга был решительно вреден ей. Сейчас ничего не болело, и было так хорошо.
Надежда рассеянно слушала говорливую Аполлинарию, пропуская мимо точно половину слов; без всякого ущерба для смысла.
Они шли на квартиру некоего инженера Классона, где, под видом торжеств,  был сбор молодых питерских марксистов. Поля горячо уверяла, что дело стоящее, могут быть интересные личности и выступления.
- Хорошо, хорошо, видишь, я противоречить тебе и не думала. Холодно, Поля, идем скорее.

Пока они двигались вдоль студеных улиц, Крупская думала об уроках рабочим. Как их учить? Трудно. Иные были из бывших крестьян, не знали букв и цифр. Бывали среди ее учеников и иносословные – обедневшие лавочники, мелкие купцы, теперь имеющие нужду хлеб насущный добывать руками. Они держались особняком, были первоначально грамотны. Потомственные рабочие так же между собой были не одно целое.
Задашь урок одним – другим сие известно, им тоскливо и скучно будет.
Народ вокруг только с виду сонный да всем довольный. Вот и мать, потомственная дворянка, вынуждена прислуживать горничной. Зыбко, всё зыбко.

У кого-то много на руках всего, у кого-то – только его руки и голос. Перемены носятся в воздухе, грядут; но что будет?  Долгое время она думала, граф Лев Николаевич Толстой, умнейший человек, прозорливо знает путь Родины. Становясь старше, Надежда поняла: и гении могут ошибаться. Самосовершенствование – пусть вглубь. Это нужно – отдельной личности, но не обществу. Обществу необходима встряска.
Она помнила процесс над Софьей Перовской и ее товарищами по «Народной Воле». Смелые люди, но словно бы усталые и душу у них вынули*. Потому как убийство одного царя – это снова ошибка. Уничтожив одного негодного человека, нельзя думать, что общество очистится.
Марксизм она чувствовала всей душей своей – там правда; но так много непонятного, она как бы лодка без весел в бурном море своих мыслей и сомнений. Куда придет всё в России? Куда придет она сама? Неужели дело закончится удачным замужеством, и все траты душевные напрасны?

- Поля, что ты говоришь? Пришли, вижу.
«Божество никогда не оставляет совершенно смертного без руководителя; оно говорит тихо, но уверенно.
Но это  легко заглушаемый голос…
Мы должны поэтому серьёзно взвесить, действительно ли нас воодушевляет избранная профессия, одобряет ли её наш внутренний голос, не было ли наше воодушевление заблуждением, не было ли то, что мы считали зовом божества, самообманом.»**

Крупская теперь стала атеисткой***, но думала, что любое чистое стремление будет услышано. Подобное к подобному.

На новом месте Надежда отыскала уголок поглуше, чтобы никто не мешал слушать выступающих.
Владимир Ульянов, слышно по выговору, был не из питерских, приезжий. Он картавил, когда говорил. Крупская обратила внимание, что похож он частью на калмыка, глазами, а губы и черты были русские. Ростом оратор не вышел, и поначалу, когда он только приступил, раздавались снисходительные смешки вокруг.
Надежда же, словно почувствовав что-то в его словах важное для себя, увлеклась речью; и сколько он говорил, ни разу не улыбнулась.
Востроглазая Якубова, заметив такой переворот в подруге, задумала познакомить их; Надежда отнекивалась. Ей было страшно и совестно напрашиваться в знакомые, но когда Аполлинария решительно потащила ее за руку, делать было нечего.

- …Константиновна, - отозвалась Надежда, со спокойствием и простотой, вообще ей свойственными, - а Вас как по отчеству звать, Владимир?
Сердце Надежды застучало чуть сильнее обыкновенного. Может быть, она подумала в то мгновение, что лодке нужен маяк; кто знает.

*

+

« То были уставшие люди со словно вынутой душой» (Крупская о народовольцах)

**

+

К. Маркс, « Размышления юноши при выборе профессии (12 августа 1835 г.).

***

+

Лет до 20-ти Крупская, по ее собственному признанию, была религиозна.

Отредактировано Nadezhda Krupskaya (2017-09-15 09:03:38)

+1

4

- Константиновна, - вторил молодой Ульянов в унисон, повторяя за новой знакомой её отчество, прищурив глаза, отчего они казались с игривой хитрецой без того узковатые. Маленькие две темные точки-искорки, бегали, блестели, живо смотря на одну барышню, а затем на другую, чтобы обе из виду не упускать. Общаясь с людьми, Владимир привык обхватывать их полностью своим взглядом. Он не из тех, кто глядит в пустоту или концентрируется на какой-либо абстрактной фигуре при разговоре, - Владимир Ильич Ульянов.
Представился молодой человек, сделав жест своим бокалом, словно пьет одновременно за новое знакомство и прекрасных дам в целом. Каждая новая встреча, каждое новое знакомство может в будущем сыграть решающую роль, принести свои плоды, неизвестно какое из них роковое. Каждый важен, каждый на счету, но это на первых парах, когда молод и горяч сердцем. Ульянов свеж, с прозорливым взглядом, возможно неказист собой, но готов менять мир и верит, что способен. Уже в свои годы он добился некоторых результатов, успехов в соответствующих кругах, но дальше будет больше побед, рискованных и смелых. Впереди непаханное поле. Он еще не доволен собою и вряд ли когда-нибудь будет. Взгляды его уже целиком сложились. Труды исследовательские писались по российскому государству и проблемах вокруг. Подписывался он уже Ленин, но представлялся еще Ульяновым, ведь как человек-то он, стало быть, Ульянов, а псевдонимы они всякими бывают, поменять дело не хитрое. Шифроваться ему на квартире Классона не от кого, все свои, причастные к общим проблемам нынешним, волнующим неравнодушную молодежь. Апполинария казалась идеалом этой самой активной части  молодежи: бойкая, живая, шустрая, отстаивающая свое мнение, за словом в карман не полезет. Она умела приковывать к себе взгляды других, и Володя отметил это качество положительным, но будучи хорошо воспитанным и заинтересованным во всех, он не мог поддаться сему порыву, дабы обделить своим вниманием рядом стоящую Надежду. Недолго думая, активистка – марксистка Якубова ухватила еще два бокала со столика, вручив своей подруге один, шепнула ей что-то на ухо, а затем громко проговорила:
- На пару минут отлучусь, хочу с Робертом и Софьей Классонами поздороваться, справиться об их дочери, - прозвучало как артиллерийский снаряд уверенно с её уст, она уже планировала ретироваться, но на полпути решила подкинуть тему для разговора, этим двоим остающимся, словно сводница – занятную ты тему, Володя, затронул в своем выступлении, но не думаю, что мы уже на пороге абсолютного капитализма.
Удивительно насколько быстро человек способен встряхнуть другого, если выражает свое откровенное несогласие с его точкой зрения. Якубова взбудоражила, пронеслась, словно гром среди ясного неба и испарилась, оставляя свою подругу на растерзание. Волжанин обязательно бы предоставил аргументы, подискутировал, но инициатор возможно насыщенного, интересного спора пикировал незамедлительно. Осталась Надежда. Приличному гражданину у новой знакомой стоило, наверное, выспрашивать что-то простое, не сильно сложное, на подобии погоды, но ведь не о ней они все собрались беседовать. Возможно, хорошо бы было поинтересоваться, откуда родом Крупская, коих будет, но нет. Якубова задела важный аспект его трудов, Ульянов не стесняясь провозглашал в своих исследованиях царскую Россию страной капиталистической, а капитализм мешает прогрессу. В подобных условиях созревает пролетариат, который способен свергнуть буржуазию.
- Что вы думаете, Надежда, по-вашему, не в условиях ли капитализма мы сейчас находимся? И не пора ли этому положить конец?
Он умел задавать откровенные вопросы и желал получать на них не менее откровенные ответы. Ему интересно мнение новой знакомой, раз уж она посещает подобные места.

Отредактировано Vladimir Lenin (2017-08-31 16:03:37)

+1

5

Она припомнить не могла, когда бы влюблялась в молодых людей в своей жизни. В доме была принята строгая сдержанность в словах и жестах; восторженность чувств считалась чем-то неуместным, неприличным. С ранней юности, граничащей еще с детством, идеалом Надежды была Татьяна Ларина, женщина, умеющая властвовать собой.
Слишком уж внимательный, не насмешливый, но какой-то озорной даже взгляд молодого человека сей же час  вогнал Крупскую в краску. Она скосила глаза на удаляющуюся Якубову, помыслив «отомстить» ей при случае. С легкой досадой Крупская неожиданно подумала, что Поля нравится этому молодому марксисту больше – живая, быстрая, хорошенькая, остроумная. Однако, девушка спокойно отпила из бокала, и, обернувшись, поставила его на столик.  Пролетающая нимфой Якубова успела, каким-то образом, шепнуть ей на ухо:
- Перестань кукситься, Надежда, ты ему, определенно нравишься, - и унестись в противоположный угол комнаты.
Только затем она вновь взглянула на Ульянова, со всей серьезностью. Он задал важный вопрос, и хоть в голове сразу же роем возникли многие мысли, Надя задумалась, как правильно их изложить. Ульянов казался человеком, по первому впечатлению, умным и убежденным в своей правоте. Настолько убежденным, что это пугало молодую женщину; пугало, однако, не отталкивало. Ульянов готов был решительно действовать дальше. Он знал, что делает, что следует делать.  С ним хотелось делиться мыслями.
Осмелев от шампанского, Надежда Константиновна заговорила, как всегда, спокойно и твердо. Не имея желания впадать в пафос, присущий некоторым их ораторам, она просто сказала:
- Владимир Ильич, послушайте. Да ведь у нас и пролетариата-то в России нет. Я все думаю, кто будет исполнять господином Марксом написанное? Крестьяне одни да лавочники. Погодите отвечать, прошу.
Она говорила о наболевшем, и понемногу увлеклась, прося собеседника своего дать ей высказаться, хотя он, кажется, и не успел еще возразить.
- Я теперь в школе для рабочих тружусь. Насколько мало там потомственных, сознательных пролетариев!  Мало сплоченности. Каждый о своей доле печётся, о малом. Что же делать нам, в России, коли застряли нашей телегой в распутье, и толкать-то ее некому, Владимир Ильич?!
Надежда Константиновна разволновалась, разрумянилась, даже забылась, что говорит, по правде, с человеком едва знакомым, откровенно, открывает душу.
Отвечала она на вопрос с отчаянной легкостью, точно в холодную воду прыгала, не замечая, как зябнет тело.

То-то maman удивилась бы, увидев теперь свою Надю, которая в иные дни и десятка слов, бывало, не скажет дома.

Отредактировано Nadezhda Krupskaya (2017-09-10 20:23:31)

0


Вы здесь » FLAME » Внутрифандомные эпизоды » Смотри глубже, наши взгляды совпадают


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC