Акции!
★ Весь октябрь — упрощенный прием персонажей из сериалов.
★ Упрощенный прием для игроков, которые готовы играть на иностранном языке.
★ Каждому начавшему игру на иностранном языке предоставляется возможность разместить персонажа из нужных в таблице сроком на две недели.

TONYCLAIREPETER

Хэй-хо! Заходите на огонек! Мы завели тему, в которой можно поделиться, как вам удается учить иностранные языки. Подробности в теме Comprende? или как выучить иностранный уже хоть как-нибудь

гостеваянужные персонажисписок ролей и фандомовправилашаблон анкетыхочу к вам

FLAME

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FLAME » Архив игры » I'll be watching you


I'll be watching you

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://orig06.deviantart.net/d4d0/f/2010/191/9/4/tony_pepper_im1_dancing_gif_by_deviantskye3.gif
Sting – Every Breath You Take


I'll be watching you
участники: Pepper Potts x Tony Stark
время и место: Washington, DC

Таймлайн - после первого ЖЧ. О Старке уже знают как о Железном Человеке, и только Пеппер стоит между Тони и журналистами, готовыми разорвать его на части ради интервью. И вот сейчас пришло время отправиться на благотворительный вечер, где соберутся наиболее влиятельные люди со всего Восточного побережья. Тони планирует развеяться и отдохнуть, а значит, у Пеппер в этот вечер будет много работы.

+2

2

Прежде Старк был известен в Штатах как владелец крупной компании, обеспечивавшей вооруженные силы США. Теперь, открыв миру, что является Железным Человеком, он стал известен далеко за пределами своей страны. Те, кто имел представления о возможностях бронекостюма, сочли такую силу в руках человека, не связанного с политикой, опасной, другие же попросту не знали, как реагировать: ну летает миллиардер в металлическом костюме над Штатами - и пускай себе летает, лишь бы это не мешало им спокойно жить.

Конкуренты Старк Индастриз бросились создавать некое подобие костюма Железного Человека, но до сих пор гордиться им было нечем. И дело было вовсем не в том, что во всем мире не нашлось гения, способного переплюнуть Тони Старка. На самом деле, таких было немало, и с одним из них Тони даже был знаком. Нет, компании-конкуренты просто не учитывали, что у Тони был Джарвис, способный за считанные секунды выполнить расчеты, на которые целой группе исследователей потребовалась бы неделя, а то и не одна. Джарвис был для Старка и карманной энциклопедией, и продвинутым калькулятором, да еще и неплохим собеседником. То-то и удивлялись остальные ученые, как это Тони умудрялся совмещать праздную жизнь миллиардера с изобретением все нового и нового оружия. Секрет был прост - правильный выбор помощников.

Теперь, когда у Тони была возможность создавать ядерные реакторы холодного синтеза, он мог не переживать и об обеспечении питания для своих костюмов. У пластин палладия в реакторе был относительно недолгий срок службы, но при грамотном распределении энергии эти "батарейки" могли прослужить относительно долго.
При заправке очередной пластины палладия в реактор на груди, Тони напоминал себе того кролика из рекламы батареек, и это было забавно, даже несмотря на то, что от "заряда" зависела его жизнь. Подумать только, пока Старку в грудь не попала шрапнель, он и не задумывался о том, насколько опасно и разрушительно его оружие в неправильных руках, а также о том, как легко этим неправильным рукам было его заполучить. Пострадав однажды от своего же оружия, Старк больше не был готов доверить кому-либо его разрушительную силу.
Отказавшись от производства оружия, Тони подверг компанию серьезным рискам. Акции резко упали в цене, и даже новость о том, что человек, чье имя носит компания, является Железным Человеком, не вернула цены на прежний уровень. Нужно было дать стране - а возможно, и миру - что-то, что было бы ценным и значимым. Ядерный реактор, изобретенный некогда Говардом Старком и воссозданный Тони, мог стать чем-то подобным. Для него не требовалось постройки зданий под электростанции, к тому же он был стабильнее, чем его "горячий" брат. К концу недели Джарвис должен был закончить исследование реактора на предмет экологической безопасности.

Пеппер - к слову о правильном выборе помощников - пришлось за этот год многое пережить. Сначала ее босс пропал в Афганистане, затем Старк Индастриз оказались в очень шаткой ситуации, а потом еще и Обадайя Стейн сошел с ума и чуть не прикончил и Тони, и ее за компанию. Но стоило только выдохнуть после тяжелой схватки, как Старк прилюдно назвал себя Железным Человеком. И теперь все эти журналисты с папарацци были повсюду - больше, чем обычно, и наглее, чем обычно. Благо хоть журналисток вроде Кристин Эверхарт Старк уже не приводил. Так часто бывало: Тони был слишком увлечен своими изобретениями, чтобы думать о женщинах и развлечениях. В этом сильно отличался от отца в те же годы: тот мог бросить важную разработку ради очередной дамочки с пышными формами. Тони отца таким не знал, но слышал парочку историй из уст Обадайи, хотя верить словам человека, покусившемуся на твою жизнь дважды, наверное, все же не стоило.

Вот и сегодня Тони с третьего часа ночи сидел в подземной мастерской в своем доме в Малибу и регулировал систему наведения в перчатках костюма. К сожалению или к счастью, костюм всегда требовал доработки, и сегодня была не первая ночь, когда Старк поднимался после пары часов сна и шел в мастерскую, потому что его осенила очередная гениальная идея.
- Мисс Поттс спускается к вам, - известил Джарвис.
Старк посмотрел на часы на мониторе, стоявшем на столе рядом с паяльной установкой. Оказывается, уже наступило утро, а значит, пришло время традиционно выпить чашечку кофе и узнать о своих планах на день.
- Скажи, что мне сегодня не нужно идти ни на какое собрание акционеров. До конца недели мне им нечего предложить, кроме пары баек из плена в Афганистане, - не отрываясь от работы, проговорил Тони, когда услышал, что за его спиной открылась дверь. - Но, боюсь, даже они не повлияют на эти кислые мины.
Ему ничего не стоило вести себя, как и прежде, даже несмотря на то, что совсем недавно Пеппер его, скажем прямо, отшила. Вопреки сложившемуся представлению, Старк нередко получал отказы от женщин, особенно в юности. Это уже со временем он стал понимать, в чьем вкусе он мог быть и кто ему точно не отказал бы. И Пеппер вряд ли была из тех, кому нравились мужчины вроде Тони. Но стоит отдать дань уважения Старку: получив от ворот поворот, он постарался сделать так, чтобы это увлечение никак не повлияло на совместную работу. Потерять бесценную ассистентку из-за своего неуемного либидо совсем не хотелось.

Отредактировано Tony Stark (2017-07-10 16:44:42)

+1

3

Если бы Пеппер Поттс платили по доллару каждый раз, как она произносит вслух фразу «Тони, ты должен» или «Тони, нет», ее состояние переплюнуло бы значение чистого дохода Старк Индастриз за последние пять лет. То, что всего-лишь-босс-и-ничего-больше оказался по совместительству самопровозглашенным героем в доспехах, изменило многое для прессы и практически с концами превратило Вирджинию в хорошо оплачиваемого раба как корпорации, так и лично Тони. Она, пожалуй, относилась снисходительно к тому, что тот дистанционировался от собственной компании, с головой закопавшись в железках, разбросанных по мастерской эдакими болванками под будущие шедевры. Роуди – Поттс была чрезмерно благодарна ему за содействие – говорил: это комбинация из вдохновения и посттравматического, щедро приправленного перцем всемирной известности и инфантилизма. Роуди внушал уверенность: Тони, по его мнению, скоро отойдет, перестанет бросаться в крайности и вспомнит, что ему, как и всем смертным, нужен сон. Вирджинию Поттс, официально сохранявшую за собой ставку персонального ассистента с четко определенным спектром обязанностей и полномочий, интересовал иной вопрос:
  − Он когда-нибудь вспомнит, что должен быть ответственным за что-то еще, кроме костюмов?
  Ей нужно было, чтобы Старк оторвался, выключил музыку и выбрался из мастерской, заговорил хоть с кем-то, кроме Джарвиса, и перестал делать вид, будто он – спятивший гений, взятый в плен безумной музой, покровительствующей творцам и механикам. Вдобавок, Пеппер, как бы ни отнекивалась, страдала от идиотской спутанности чувств: они все еще придерживались строго рабочих отношений, однако это чрезмерно сложно из-за перманентной недосказанности, странных многозначительных взглядов, пауз и мысленных отсылок к моменту на крыше, когда Поттс весьма прямолинейно заявила о своих намерениях. Откат в такой ситуации – это катастрофа.
  Впрочем, отсутствие намека на свободное время исключает всякую склонность к рефлексии. Схема складывается для них уже стандартная: Тони существует в своем режиме, Пеппер иногда привносит в его расписание пункты обязательной программы, возникая посреди хаоса мастерской локальным оплотом чрезмерного порядка. Существует мнение, что противоположности притягиваются, однако в подобные моменты Поттс, вынужденная опускаться до манипуляций и угроз, практически всегда и с удовольствием вступала в жаркий спор. Бились рогами до тех пор, пока Тони не давал согласие.
  На сей раз обкатанная многократно модель: восемь тридцать утра, Пеппер вышагивает по фойе и проходит сразу в мастерскую, обменивается любезностями с Джарвисом и приносит горячий кофе.
  − Это чудесно, − Поттс парирует сходу, водрузив чашку на стол, и принимается за экспресс-уборку, разгребая рандомный завал с энтузиазмом мистера Пропера, − что ты сохраняешь бодрость духа в такое сложное время, но ты мне нужен. И про сложное время – цитата утреннего Нью-Йорк Таймс. Некая мисс Стэмпер на полном серьезе предполагает, что ты бесповоротно двинулся по фазе посттравматическго стрессового расстройства.
  Поттс маякует сложенной вдвое газетой с той самой статьей и выкладывает ее перед Тони, надеясь, что он взглянет на досуге. Или в обеденный перерыв. Или хоть когда-нибудь.
  − Зато фотография ничего. Взгляни. Кажется, съемка для «People», да еще и на первой полосе, − указывает пальцем и двигает кружку, будто подчиняя все свои движения какому-то отлаженному внутреннему алгоритму, благодаря которому, собственно, Поттс все и успевает. − Если тебя сильно возмутит статья – а она препаршивая – дай знать, и я свяжусь с твоими юристами.
  Ее мимолетная улыбка не обещает Старку ничего хорошего. Судя по его внешнему виду и утренним комментариям Джарвиса, Тони опять проигнорировал одну из базовых потребностей, чтобы закопаться в груде металла. Выдох, и от относительно неважного Пеппер переходит в наступление, готовясь выдать повестку дня.
  − Вообще-то, сегодня я с особым заданием, − она остается на ногах и прижимает к груди планшет, стараясь говорить в темпе, чтобы Тони даже слово вставить поперек не успел. – Благотворительный вечер фонда, собирающего средства для одаренных детей Штатов. Сегодня в восемь. Ты был заявлен гвоздем программы еще полгода назад, и я не смогла вычеркнуть тебя из списка. Журналисты плотно сели нам на уши после той конференции, поэтому тебе необходимо появиться и хорошо выглядеть при этом. Надо будет что-то сказать, но я приготовила официальное сообщение. Прочитаешь с карточки, наградишь дюжину юных гениев, сделаешь пару снимков, и ты свободен. Максимально нейтральное мероприятие, пусть мир узнает, что ты…
  Поттс почти смешно произносить такое, и она в действительности усмехается уголком рта, припомнив «сенсационные» заявления некоторых мастеров пера.
  − Что ты жив, функционируешь и в здравом уме. Если ты мне откажешь, − Пеппер дожимает, выходя на финишную прямую фаворитом гонки, − я клянусь, что подделаю твою подпись на своем заявлении об уходе. Достаточно убедительно, мистер Старк?

+1

4

Пока Пеппер пыталась хоть немного разгрести бардак в мастерской Тони, тот поднялся за чашкой кофе и заодно прихватил принесенную сверху газетенку. Развернув ее, он по диагонали прочел статью и взглядом выцепил из текста свои характеристики, на которые автор явно не поскупился.
- Стэмпер... хмм, не помню, чтобы мы с ней встречались, - Тони пожал плечами и метким броском запустил газету в мусорное ведро.
Наверное, единственное, чего Пеппер не помнила наизусть, так это имен всех кратковременных подружек Старка. Не помнила - это вовсе не значит, что не записывала! Как бы там ни было, эта мисс Стэмпер больше походила на кого-то, обделенного вниманием Тони Старка, а не на того, кому оно когда-то досталось. Тони, конечно, не одаривал каждую любовницу украшениями с бриллиантами, как это делал Говард, но почему-то практически всегда к его постели выстраивалась целая очередь. Другое дело, что никто там надолго не задерживался. Женщины ведь существа неглупые: они прекрасно чувствуют, когда мужчина увлечен чем-то больше, чем ими, и далеко не каждая согласилась бы всегда быть для Старка на втором месте после работы.

Тони не любил детей. Даже сколько-нибудь одаренных. Даже на приличном отдалении от себя. Видимо, памятуя об этом, Пеппер пригрозила ему увольнением, но таких крайностей все-таки не требовалось. Она, как всегда, была права. Тони даже не мог сходу вспомнить такого случая, чтобы она в чем-нибудь серьезно ошиблась. Вот и сейчас Старк понимал, что спорить не было смысла: если кто-нибудь сумеет убедить общественность в том, что он съехал с катушек, то акционеры снова отстранят его от управления компанией, и тогда псу под хвост пойдут все его попытки пресечь бесконтрольное движение оружия Старк Индастриз. Мало было надеть костюм Железного Человека и заявить об остановке производства оружия, нужно было еще и отстоять свои решения. И если Тони не хватало ответственности в маловажных делах, то это был совсем другой случай: теперь ему нужно было собрать волю в кулак и довести начатое до конца.

Старк осушил чашку кофе и внимательно посмотрел на Пеппер.
- Очень убедительно. И я согласен провести полчаса в окружении малолетних тунеядцев и даже сделать с ними пару фотографий - но лишь потому, что не могу потерять такого ценного помощника, как вы, мисс Поттс.
За насмешливым тоном все-таки скрывалась неуверенность. Самым сложным было не прийти на мероприятие, пожать руки и толкнуть речь - самым сложным было вести себя как нормальный человек. Проблема была в том, что Тони никогда не задумывался о том, каким должен был быть нормальный человек, да и его публичные выходки порой совсем не укладывались в общепринятые нормы морали. Из-за этого Тони теперь находился в сложной ситуации: если он будет развязанней обычного, то это насторожит людей, но если он будет сдержанней, чем обычно, это насторожит их еще больше.

В одном Старк был уверен: он был в полном порядке, и никакие психологические расстройства его не беспокоили. Да, после предательства Обадайи Тони показалось, будто земля ушла из-под ног, но он с головой погрузился в работу, и рана, нанесенная Стейном, зажила на удивление быстро. Очень помогло и то, что рядом была Пеппер, в верности и надежности которой Старк не сомневался, а их неразрешенные личные вопросы занимали мысли Тони все то время, когда он не был сосредоточен на работе. О плене в Афганистане Старк и вовсе позабыл: все произошедшее с ним теперь казалось лишь сном, так что ни этого модного нынче ПТСР, ни какой-нибудь депрессии у Тони определенно не было. Старк вообще был сторонником идеи о том, что если человеку есть чем заняться, то в депрессию он не впадет. Единственное, что беспокоило Тони в последнее время - это периодические головные боли и легкая тошнота: похоже, при схватке со Стейном он хорошо приложился обо что-то головой, и сотрясения избежать не удалось.

Старк был рад, что Пеппер даже не допускала мысли о том, что он мог быть не в порядке. Это, конечно же, придавало сил. Когда все отвернулись от него, именно Пеппер осталась рядом и согласилась помочь. Именно благодаря ей Тони понял, по чьему приказу он чуть было не погиб, и без нее он, наверное, попросту бы не справился со Стейном. Странно это, ведь с Роуди его связывала давняя дружба, но даже она не заставила Джеймса прислушаться к Тони, когда ему это было больше всего нужно. Старк мог бы задуматься: неужели он был настолько небезразличен Пеппер, что она осталась рядом - возможно, даже вопреки здравому смыслу? Мог бы, но пока не был готов к этому.

- Ты, наверное, даже решила, кто будет сопровождать меня этим вечером? - Тони уселся обратно в кресло, чтобы сохранить в памяти Джарвиса все ночные наработки. - Это ведь мероприятие, посвященное детям, а не простая вечеринка, куда можно прийти одному, а уйти в приятной компании. Но я могу, конечно... На что только не пойдешь ради поддержания имиджа, верно?

Отредактировано Tony Stark (2017-07-10 22:36:20)

+1

5

Поттс хорошо помнила, как еще в самом начале их совместного пути в статусе босса и персональной ассистентки, одна из воротил от корпоративной этики и паршивого кофе наставляла ее: видите ли, мистер Старк много чего не любит, и лучше запомнить сейчас, чем регулярно наступать на грабли и зарабатывать шишки. Впрочем, какая разница, если никто не выдерживает, да и заявить можно было смело: Энтони Старк персональных ассистентов утилизирует забавы ради. Но несколько лет спустя, продержавшись и ничего не забыв, Поттс держит в голове: Тони не любит светские выходы, на которых регламент – это не пустой звук, а реальная установка «держи себя в руках», Тони не любит расписание (вроде, из природной принципиальности, но это неточно), Тони не слишком любит детей и не берет вещи из рук. За редкими исключениями. Конкретно этот выход в свет сочетал в себе два компонента: предельная формальность мероприятия, заявленного как стопроцентно безалкогольное – это фикция, но для Старка важно – и дети. Точнее, подростки, что еще хуже, ибо подростки – это опасное сочетание детской неусидчивости, временами ранимости и гормональной качки. Встав в позу, Поттс готовится держать оборону до последнего.
И ничего, в общем-то, критического не происходит. Она почти переводит дыхание вслух, опустив планшет, и улыбается слабо, параллельно думая о том, что при режиме четырехчасового сна нужно больше кофе. Не все живут на батарейках. Эта мысль регулярно звучит лейтмотивом, стоит ненароком зацепиться скользящим взглядом за приглушенно светящийся реактор, прикрытый футболкой с незатейливым принтом. Принт скорее для пятнадцатилетнего. Но кто упрекнет в этом Тони Старка.
− Даже не смей, − Пеппер пресекает все ответные шпильки с «мисс Поттс» и старой темой о том, как важно не потерять такого «бесценного сотрудника», по идее, такая откровенная лесть должна заставлять ее краснеть, но они слишком давно знакомы, чтобы развешивать уши. – И да, разумеется, все решено.
С видом маленького босса Поттс, важная донельзя, что в большей степени спецэффект, рассчитанный на крошечную аудиторию в лице Тони, убирает с ближайшего кресла пару железок и присаживается на край. Существенно лишь то, что они соблюдают формальности и следуют расписанию. Прочистив горло, Пеппер разворачивает один из файлов на планшете и параллельно вещает, сохраняя предельную серьезность интонации голоса:
− Будут представители от Капитолия, комитета образования, комитета по делам молодежи, профсоюзов, Лиги Плюща и, кажется, вишенкой на торте был заявлен президент MIT. Организаторы очень хотели привлечь экс-президента, заправлявшего университетом в годы твоего обучения, но только на днях выяснилось, что он умер в 2003 году.
Взяв паузу, Вирджиния переводит дыхание и поднимает глаза на Тони, радуясь одному: он сдается без боя. Вопрос даже не в переиначенной Пеппер идее ответственности, а в том, что Тони, кажется, действительно в порядке после произошедшего. Были и тревожные звонки: абсолютно ненормированный график – кто бы мог подумать, – непонятная штука в груди, влияние которой наверняка неизвестно даже самому Старку, костюмы, плодившиеся со скоростью света, и чертова музыка, гремевшая двадцать четыре на семь минимум двадцать восемь дней в месяц с краткими периодами перезагрузки на сон.
«Его распорядок дня – ваш распорядок дня», − это ей тоже пытались продать за истину. Если бы Поттс слушала все, что втюхивала дамочка, ответственная за подбор кадров, она бы вылетела на второй неделе, пополнив длинный список сдавшихся под натиском эксцентричного гения. Формула успеха иная: его распорядок дня – это тот распорядок, который ты ему предложишь, встав поперек прохода в мастерскую.
−  Поеду с тобой я, − Поттс практически выпаливает, не отмечая данный факт интонационно никак, будто стандартная процедура. – Как твой ассистент, я буду координировать тебя весь вечер, чтобы ты не потерялся…
Возле бара, официально отмененного. Светских дамочек, которых выгуливают мужья или которые привезли своих одаренных отпрысков как карманных собачек. Хорошеньких репортерш, приготовивших один убойный вопрос, какой просто обязан склеить прославленного миллиардера в два счета. И детей. В конце-то концов.
− Среди школьников. И студентов. Помогу тебе благополучно пережить мероприятие, сама дам пару комментариев, чтобы ты не перенапрягался, − она поднимается с места, на автомате разгладив ткань юбки-карандаша, и весьма энергично жмет на сенсор. – Отправила тебе текст. Я не успею прогнать с тобой это заранее, Хэппи подберет нас в семь, за час в дороге уложимся. И, пожалуйста, Тони, удели свое внимание.
«Хотя бы прочитай», − такова изначальная версия без правок. Но перед уходом Поттс ставит финальный акцент:
− Потому что это важно для меня. И для тебя, в теории, тоже.

+1

6

Тони пожал плечами. Значит, у нее не было времени прогнать с ним текст? Или она просто не хотела находиться с ним наедине дольше пяти минут? Эта мысль могла бы и подольше покрутиться в голове Старка, но он плохо разбирался в людях, так что даже не надеялся понять, о чем же в этот момент думала Пеппер. Возможно, она была сердита на него за то, что он так быстро отказался от идеи завести с ней отношения. А может, она сердилась на себя за то, что позволила себе лишнее на том вечере и потеряла контроль над ситуацией. Как бы там ни было, Тони, может, и не понимал, что творилось в голове у Пеппер, но все-таки не мог не заметить, что для него у мисс Поттс теперь стало гораздо меньше времени. Когда мир обычно крутится вокруг твоей персоны, такие вещи заметить совсем не сложно.

Что ж, теперь ему предстояла череда походов на пафосные мероприятия, где он должен будет всем своим видом доказать, что он в порядке. Что он, черт побери, здоров и вменяем. Разум подсказывал, что это будет правильно, но хотелось-то совсем другого. Не счесть, сколько раз Тони хотелось все бросить, сбежать в Лас-Вегас, и, спустив несколько сотен тысяч в казино, провести вечер - а может, и всю ночь - в приятной компании. И сбегал ведь - раньше, когда еще не был Железным Человеком. Теперь же он претендовал на статус героя, рыцаря в доспехах из титана с золотом. Такого рода знаменитость заставляла Старка быть чуть более ответственным - совсем чуть-чуть, но и это для него было уже подвигом.

Тони посмотрел на экран, где уже мигало одно непрочитанное сообщение от Пеппер. Ну что ж, пора узнать, какими же ценными мыслями Старк хотел - точнее, должен был хотеть - поделиться с подрастающим поколением.
- Что за ерунда, - вздохнул он, прочитав текст.
Само собой, дело было вовсе не в тексте, а в сути мероприятия. Дети, ради которых все собирались, еще ничего не достигли, а их уже выставляли как музейные экспонаты, а некоторые просто торговали их потенциалом: заплати за обучение ребенка сейчас - получи из него ценного сотрудника в будущем. Впрочем, это была не такая уж плохая инициатива. Всяко лучше этих дурацких акций по спасению сурков в Индиане или защите прав эксгибиционистов. На такие ерундовые мероприятия приглашения приходили пачками, но Пеппер их, к счастью, сразу же отсеивала. Тони лишь изредка листал почту, чтобы в очередной раз удивиться тому, какими бестолковыми вещами занимались простые люди.

Старк устало потер глаза и, поднявшись со своего места, прошел к дивану в углу мастерской. Здесь он спал, когда совсем не было сил - или желания - подниматься на поверхность. Мастерская всегда была для Тони местом, где он мог чувствовать себя защищенным - от папарацци, журналистов, брошенных и обиженных любовниц, завистников, конкурентов, акционеров, злобных пацифистов... Старк любил внимание, но порой его становилось слишком много, и тогда, устав от жизни гения, плейбоя и торговца оружием, он спускался сюда. Здесь из подававших признаки жизни объектов был лишь Лапа-Растяпа - старый механический друг с примитивным интеллектом. Выбросить его у Тони не поднималась рука: он спроектировал его еще во время учебы в институте, а на каникулах собрал в мастерской Старк Индастриз. За Лапу-Растяпу Тони получил серьезную награду, и рассказу о младшем Старке даже посвятили целую страницу в какой-то газете. Говард, в кои-то веки расчувствовавшись, сохранил один экземпляр для истории. Если и говорить о доказательствах того, что у Тони Старка было сердце, то Лапа-Растяпа был весьма веским доказательством этого.

Тони улегся на диван и закинул ноги на подлокотник. Перед мероприятием не помешало бы вздремнуть, иначе темные круги под глазами не скроет даже лучшая пудра в арсенале Пеппер. В последнее время усталость накатывала все чаще. Тони объяснял это интенсивностью работы. А это означало лишь одно: с работой пора заканчивать, нужно возвращаться к праздной жизни миллиардера. Задремал Тони довольно быстро, но так же быстро он и проснулся, когда Джарвис известил его о предварительных результатах анализа ядерного реактора и его влияния на организм. Старк тут же вскочил и подошел к монитору. Пары секунд хватило, чтобы все понять: хорошей новостью было лишь то, что реактор не был опасен для окружающих.
- Сэр, возможно, мне стоит поставить данные на повторную проверку? - отозвался Джарвис: замешательство Тони он списал на сомнение в верности результатов.
- Да, перепроверь все. И Джарвис, - мысленно Старк уже был готов смириться с тем, что ему предстояло пережить в обозримом будущем. - Поищи средства, которые могут нейтрализовать отравление. Мы приступаем к поиску замены палладию. Для этого нам нужен новый тип реактора, с возможностью изъятия сердечника. Выведи на панель предварительный макет.
Над рабочей панелью появилась голограмма с проектом нового реактора. Тони, придирчиво рассмотрев модель со всех сторон, дал добро. Теперь нужно было определиться с тем, что могло заменить палладий в качестве сердечника для реактора. Это был очередной вызов Тони как изобретателю, и он не собирался сдаваться.

От работы Тони отвлек звонок Хэппи:
- Ну и где ты? Мне еще за Пеппер ехать.
Кажется, он был возмущен. Почему? Что опять Тони сделал не так?
- Что такое? Я в мастерской, работаю.
- Тони, у тебя сегодня благотворительный вечер. Ну все, Пеппер тебя убьет, - фыркнул Хэппи и выключил связь.
Старк посмотрел на время: половина восьмого. Ну... могло быть и хуже. Пятнадцать минут на душ, десять минут на то чтобы привести лицо в порядок, еще десять - на то чтобы собраться, если, конечно, Пеппер уже подготовила костюм, в котором он должен будет прийти. Обреченно вздохнув, Тони окинул взглядом мастерскую и, собравшись с силами, отправился к лестнице. Как же некстати нарисовался этот чертов благотворительный вечер!

В начале девятого они таки выехали. Хэппи предупредил Пеппер о том, что Тони задержится, и предложил ей не ждать, а поехать самой на такси. В общем-то, все было как всегда: Старк опаздывает, Хэппи ворчит, Пеппер обрывает им обоим телефоны. Что ж, раз организаторы так хотели увидеть Тони, то пускай подождут еще немного.

Отредактировано Tony Stark (2017-07-19 17:03:50)

+2

7

При всем своем приличном резерве терпения Поттс предельно ненавидит моменты, в которых Тони Старк ведет себя так, как ему предписывает желтая пресса. Моменты, в которых Тони, игнорируя железные договоренности, делает то, что соответствует его представлению о первой необходимости и отклоняет ее многократные запросы извне. Есть какое-то удовольствие потом спросить с претензией: что произошло, что даже физически не смог ответить? так сложно сделать хоть раз то, о чем просят? Подобным образом напряжение между ними получает заземление, обнуляется, сходит на нет. Контроль рисков. Двенадцать пропущенных звонков за тридцать четыре минуты, одно гневное сообщение, оставленное во внутренней сети, и звонок Хэппи. Тот, эдакий мастер сглаживать многочисленные острые углы, выступает адвокатом Старка, и Поттс выпаливает, сжимая трубку, не без ощутимого раздражения в интонации голоса:
− Хватит оправдываться вместо него, Хэппи. Он, скорее всего, сейчас с тобой в автомобиле, поэтому передай, пожалуйста, мистеру Старку, что я соглашусь на ставку секретарши в Хаммер Индастриз, если что-то на вечере пойдет не так.
− Ты на громкой, Пепс, он слышит, но не уверен, что планирует комментировать.
«Лучше тебе промолчать сейчас, Тони», − беснуется Пеппер, шумно выдохнув, и становится легче. Часть кипучего негодования испарилась в воздухе, как бы пар выпустила. Хотя без финальной угрозы не обойтись:
− К слову, секретарши у них получают больше, чем персональные ассистенты в Старк Индастриз. Запиши это куда-нибудь, Тони. И я вызову такси. Конечно.
Она редко поступает так, но делает это, потому что может – Пеппер сбрасывает звонок. Обычному персональному ассистенту непозволительно, как бы без работы не оказаться, однако за столько лет Поттс заработала баллы лояльности в этой игре, уровень «босс». Вдобавок, они с Тони столько раз устраивали разборы полетов исключительно в профессиональной плоскости, что ни одного из них ничем уже не удивить. Вирджиния старается взять себя в руки и собраться с мыслями – хотя бы ей необходимо показаться вовремя и сказать что-то от лица Старка – выходит, правда, паршиво. Обычная ситуация для благотворительного вечера: из колеи выбивают фотографы, вопросы, дети и необходимость сменить комплект офисного черно-белого на платье. Пеппер минует трио телевизионщиков и бодро подруливает к столу, с мастерством олимпийского чемпиона балансируя на каблуках. Движения несколько нервные, дерганые, то и дело сверяется с наручными часами и, улыбаясь вежливой пустой улыбкой, оглядывается по сторонам. Счастливые детишки, стая счастливых мамашек во всем цветном, всеобщее предвкушение, какое ощущается в самом воздухе, и монотонный шум светских разговоров ни о чем.
Поттс без лишних телодвижений вылавливает официанта и осторожно интересуется у него, предписано ли взрослым гостям что-то еще, кроме пунша и чудесного яблочного сока для юных гениев, долбящих в обе ноздри для забавных видеороликов в Инстаграм. Благо, парень оказывается понимающим, и с двумя бокалами шампанского непонятно откуда взявшийся нервный тремор отступает, Пеппер расправляет плечи, одергивает рукава своего белого платья и буквально выплывает на сцену. По ее просьбе кое-что в расписании изменили, сначала выступили представители университетов, после эстафету продолжил президент какой-то там ассоциации, последний распинался так долго, что Поттс хватило. Ей достается последнее слово сразу после скомканной церемонии награждения одаренных и сияющих (ей-богу, инкубаторский выводок будущих королей Силиконовой долины), Тони она мысленно разделывает за очередную идиотскую ситуацию.
«Я его убью», − думает она, улыбаясь в белоснежные тридцать два и сжимая пальцами плотный бумажный конверт. Обладателя гранта на двести тысяч за лучший инновационный проект должен был объявить Тони Старк, который как Бейонсе для этих детей, то есть Тони – формат поп-звезды на новый лад, всеобщий любимчик от мира науки. Лучше бы он эпично проломил потолок и влетел сюда в костюме, чем бы наверняка вызвал пару обмороков от экстаза.
− И я рада… − Поттс переводит взгляд в толпу, где виновник торжества, опоздавший минимум минут на сорок, снисходит до народа, − пригласить на сцену Тони Старка. Подозреваю, что все заждались, но геройские будни беспощадны и несовместимы с расписанием.
Рукоплесканий и оживленных аплодисментов на минуту хватает, чтобы Пеппер не получила сердечный приступ прямо под софитами. Благо, когда Тони оказывается на сцене, все остальные присутствующие меркнут и перестают быть важными по щелчку пальцев. Это ощущается, серьезно. Он оказывается рядом, весь такой привычно перетягивающий внимание, и Поттс будто камень с плеч сбрасывает, сунув Энтони конверт с именем счастливчика и карточку с заготовленной заранее речью.
Уже внизу она, потягивая треклятый пунш, весьма апатично наблюдает за тем, как победитель, какой-то по-настоящему башковитый старшеклассник из Айовы, носится с гигантским чеком, пожимает руки, позирует для фото вместе с Тони, и как звучит идиотская торжественная музыка. Пеппер не понимает, почему так взбесилась и почему сейчас, когда все сложилось неплохо, ей почти все равно, никаких колючих «Тони то, Тони сё» на языке. Абсолютно. Может и к лучшему.

+1

8

Еще полтора года назад никто бы даже не подумал звать Старка на мероприятие, где будут дети. Раньше он, несмотря на успешную деятельность в Старк Индастриз, считался едва ли не худшим примером для подражания, но теперь ему рукоплескали даже те женщины, которые прежде звали его торговцем оружием, антифеминистом и потворщиком проституции. А ведь перед ними находился все тот же Тони Старк - и если бы он мог прожить жизнь заново, то он прожил бы ее именно так.

Идеальных людей не существует. Последний из них, судя по рассказам Говарда Старка, пропал без вести в сорок третьем, и Тони даже не пытался стать в глазах отца таким же, каким был Капитан Америка. Да и на лавры отца он тоже не претендовал: если Говарда имидж заботил больше, чем работа, то у Тони все было в точности до наоборот. Потому-то младший Старк и обзавелся славой пусть и гениального, но все-таки раздолбая: у него с детства было все, что он мог пожелать, и ему не нужно было играть на публику, показывая себя лучшим человеком, чем он был на самом деле.

Тони поднялся на сцену и нехотя взял из рук Пеппер конверт и карточку с текстом: она, конечно же, помнила про то, что Старк не любил брать вещи из чужих рук, но ситуация была, можно сказать, экстренная. Окинув взглядом всех присутствовавших, Тони нахмурился. Бурные овации, восхищение и почитание - все это было несомненно приятно, но не могло длиться вечно. Стоило Старку хоть раз серьезно оступиться - и он бы тут же вернулся на исходную. Сегодня они любят тебя за успехи, а завтра презирают за слабости.

Железный Человек был едва ли не самым крупным проектом, который мог поднять Тони на ступень выше Говарда. Это соревнование с отцом началось сразу, как только Тони научился держать в руке паяльник, и продолжалось даже после смерти Говарда. "Иерихон" и ядерный реактор холодного синтеза были спроектированы задолго до того, как ими занялся Тони, ему же оставалось лишь воплотить задумку в жизнь или просто усовершенствовать уже созданное. А вот мир во всем мире, наступивший благодаря Железному Человеку, мог бы бы стать величайшим его достижением. Главное, думал Тони, не умереть раньше времени и успеть насладиться лаврами победителя.

Старк не отходил от текста, написанного Пеппер, так что вся речь заняла не больше трех минут. Еще пять минут награждали победителя, и Тони даже пришлось поулыбаться на камеру. Когда награждение закончилось, он спустился вниз к Пеппер. Судя по ее виду, она уже не хотела придушить его голыми руками.
- Ну как, ты довольна?
Старк улыбнулся и сделал еще полшага навстречу Пеппер, оказываясь ближе, чем, возможно, стоило бы находиться боссу, не желающему получить обвинение в харрасменте.
- Если ты хочешь, то мы можем...
- Мистер Старк! - вдруг за спиной раздался звонкий женский голос. - Могу я задать вам несколько вопросов? Оливия Куинн, Эсквайр.
Обреченно вздохнув, Тони повернулся к журналистке, давая понять, что готов к разговору. Раз уж ему нужно было убедить общественность в том, что он был вменяем, то бесед с журналистами было не избежать. На что только не пойдешь, чтобы спасти свою репутацию и рабочее место Пеппер Поттс!
- Спасибо за текст, - Старк вернул ассистентке карточку с речью. - Увидимся позже, развлекайся.

Надо было сразу понять, что у них с Пеппер ничего не выйдет. Она знала его очень хорошо - слишком хорошо, чтобы испытывать что-либо, кроме простой человеческой симпатии или сострадания. Она слишком много видела. При ней на личный самолет Старка набирали стюардесс с, так скажем, низкой социальной ответственностью. К тому же она прекрасно знала, как развлекался Тони на своих вечеринках. Если бы у них что-нибудь и сложилось, Пеппер первым делом потребовала бы от Старка справку об отсутствии венерических болезней, а впрочем, больничные записи своего босса она наверняка знала лучше него самого.
Теперь же и пытаться построить какие-либо отношения не было смысла - по крайней мере, пока Тони не найдет решение и не подберет нужный элемент для реактора. А к тому времени он и сам, может быть, передумает портить отношения с лучшей в мире ассистенткой. В нормальных отношениях Старк не разбирался, он в них в принципе никогда не состоял, а ненормальные всегда заканчиваются печально - как минимум, для кого-то одного.

Тони вернулся в зал спустя двадцать минут и, отыскав Пеппер в толпе, подошел к ней.
- Никакая это не Оливия, это та самая Ст... Стейтем? Неважно, как ее зовут. Она запудрила мне мозги и вывернула все мои ответы наизнанку. Чую, новая статья будет похлеще прежней, - Старк не был расстроен, он был сердит, и Пеппер была единственной, к кому он мог обратиться за помощью. - Что делать? Нам нужно что-то, что отвлечет внимание от статьи, если та выйдет. Я могу сообщить всем про скорое открытие Старк Экспо, но там даже ремонт не закончился, не говоря уже об аппаратуре.

+1

9

Журналистка, возникшая на горизонте перспективой разгрома, спасает их с Тони от очередного неловкого разговора на людях, и Пеппер переводит дыхание, отставив остатки своего пунша на низкий столик. Пунш – это смешно, а шампанское пузырится приятным теплом в груди. Выдав улыбку на автомате – простая вежливость, ничего более – Поттс пристраивается с боку, придерживаясь декоративных колонн, и кивком отпускает Энтони. На растерзание писаке. Его спросят о костюме, женщинах, проблемах с алкоголем, которых нет, и вряд ли хоть что-то по теме. Например, об этих детях. Черт возьми, о чем она думает.
Вообще-то Пеппер будет проще, если Тони притащит какую-нибудь разудалую агентессу, супер-дамочку в костюме, очередную мисс или экс-мисс Вселенная и воткнет ее неожиданным препятствием между мастерской, мол, вот, Поттс, женщина героя, продолжай заниматься уборкой. По всей видимости, Пеппер сдает в своих попытках отыграть роль беззаботной светской пташки, потому что аккредитированный фотограф, щелкавший все подряд, вплоть до шведского стола, обходит ее стороной. Оно и к лучшему, решает Вирджиния, потому что в их с Тони дуэте только один из них умеет получаться на снимках превосходно в режиме двадцать четыре на семь.
Она как раз мечтает взвыть, оказавшись в сугубо женском кругу, где надо было симулировать не только интерес, но и активно участвовать в обсуждении очередной «спорной образовательной реформы», когда Тони одним возникновением подбрасывает ей алиби. Извините, дамы, в другой раз. Пожалуй, впервые месяцев за пять Поттс солидарна с непосредственным боссом: все эти сборища – оплот уныния и лицемерия.
− Тебе надо было отказаться от комментариев, Тони, − сама новость пробивает в ней брешь, прочь от отрешенного спокойствия, однако Пеппер продолжает улыбаться, не сводя немигающего взгляда со Старка, со стороны посмотреть, так мило беседуют. – Мы обсуждали это: чувствуешь, что зажимают в угол – сворачивайся. Черт…
Они не могут судиться с каждым издательством, которое позволяет себе выезжать на откровенно сфабрикованных лживых статьях. А Пеппер не может диктовать Тони ответы, чтобы тот наверняка не выкопал себе яму и в нее не сиганул, просто открыв рот и выдав то, что он думает. Череда вдох-выдох, и она вскидывает брови, оформляя первую подвернувшуюся мысль. Обычно самое простое и самое очевидное – самое подходящее.
− Я запрошу второй выход на сцену, − Поттс сцепляет пальцы, коснувшись холодного металла кольца, − а ты создашь повестку. Так и скажешь: всех этих очаровательных детей, я, Тони Старк, сама концентрированная щедрость, подбираю на стажировку, как Вилли Вонка, разбросавший золотые билеты. Только без угрозы диатеза.
Пеппер тормозит, задержав взгляд: в глаза деталь бросается. Случайное быстрое движение, и слегка съехавшая бабочка на шее Тони оказывается в полном порядке. Альтернатив десятки: от старых добрых выходок до придуманных новостей разной неадекватности. В крайнем случае, мисс Стэмпер раскатают на равиоли.
− Им должно понравиться. Вдобавок, все бросятся писать о том, как ты активно способствуешь становлению юных гениев страны, − Пеппер кивает, найдя внешний вид Тони удовлетворительным для второго блистательного захода. – Площадку и людей на неделю-полторы найду, тебе максимум раз придется появиться. Считай, миссия Санты Клауса. Стэмпер я займусь позже. Обмозгуй пока вдохновляющую речь.
По одной лишь ее интонации понятно – это ответная просьба о помощи. Они слишком долго на плаву вместе, чтобы грести в разные стороны. Пеппер подхватывает один из бокалов с цветным пуншем, выкладывает карточку с речью на стол, бросив короткое «возьми, сейчас поменяемся», и проводит стандартную комбинацию, обменяв напиток на бумажку. Что только не сделаешь, когда под условной опекой – гений с мадагаскарскими тараканами в голове.
Вообще-то никто уже не ждет никаких объявлений: детки ушли вразнос, инвесторов окучивают представители университетов и лабораторий, журналисты лавируют в разноцветной празднующей толпе. Организаторы, очевидно, воспользовались своим золотым билетом на несанкционированное шампанское и отплыли в прекрасные алкогольные дали, звучащие несдержанным грудным смехом. Красиво все будет выглядеть только на официальных фотографиях. Поттс, благо, выкраивает пятиминутку для самого Тони Старка, не пообещав за это ровным счетом ничего. Одно лишь предсказание хорошей новости оказалось лучшим стимулом. В музыкальную паузу Пеппер вытаскивает Тони на сцену, ди-джей сворачивается, стянув наушники, но им не предоставляют микрофон. Идиотская ситуация: говорить придется прямо с диджейского пульта.
− Стажировка, Тони, − она подсказывает, стоя позади него, подняв один палец вверх и беззвучно, одними губами, добавив: − Неделя.

+1

10

- Поощрение молодых талантов - это одно из многих направлений благотворительной деятельности Старк Индастриз, - говорил Тони, сидя рядом с журналисткой. - Так как, вы говорите, вас зовут?
- Элисон, - с отсутствующим видом ответила она и сделала мелкую пометку в своем блокноте.
- Разве не Оливия?
- Нет, Элисон, - все тем же нейтральным тоном ответила журналистка. - Значит, у одного из величайших изобретателей нашего времени сменились приоритеты? - то, что должно было прозвучать как комплимент, из ее уст прозвучало как насмешка.
- Вроде того.
Старк бы и рад был перехватить инициативу в разговоре, но Элисон - не Оливия - не давала ему этого сделать. Она сидела на одном диване с Тони, облокотившись на спинку, что-то помечала в блокноте, лишь изредка поглядывая на своего собеседника из-под длинной челки. Старк заглянул в блокнот и заметил, что журналистка ограничивалась лишь простановкой галочек напротив каких-то пунктов.

Дети? В Старк Индастриз? Да Тони скорее наденет костюм, схватит эту журналистку и унесет на необитаемый остров. Не очень по-геройски, но он ведь сразу предупреждал общественность, что он not the hero type. И вообще, если бы он был плохим парнем, то он бы просто бросил ее в открытое море.
Пеппер обещала найти площадку для стажировки и организовать все, но... Старк попытался вставить хоть слово,только вот она все уже решила. Он хотел было поймать ее за руку, остановить, но она упорхнула слишком быстро.

- Я знаю, что ведутся работы по реконструкции Старк Экспо, - теперь журналистка смотрела на Тони с вызовом во взгляде. - Есть что сказать по этому поводу?
- Это не секрет. Я считаю Старк Экспо хорошим вложением. Этот центр был наследием моего отца, а теперь может стать и моим наследием. Все мы понимаем, что должно быть место, где ученые и исследователи со всего мира будут встречаться и знакомиться с передовыми достижениями науки и техники. И это место обязано находиться в Нью-Йорке.
- Не рановато ли задумываться о наследии? -
- Никогда не рано задуматься о том, что оставишь после себя.
- Значит, вы думаете о смерти, - теперь Элисон была всерьез заинтересована.
- Конечно, думаю. Я же герой... или вроде того, - получив зрительный контакт, Старк почувствовал, что разговаривать стало значительно легче.
- Но до плена в Афганистане о смерти вы не задумывались.
Судя по тону, это был не вопрос, а утверждение. Старк бы поспорил, но та жизнь, что была до Афганистана, теперь казалась как будто бы чужой. Он почти умер. И он должен был умереть, но, видимо, у судьбы на него были другие планы. Тони не был фаталистом, но, побывав в плену и чудом вернувшись домой, пусть и с огромной дырой в груди, невольно задумаешься о том, что в этом мире все неспроста. Неслучайной казалась и встреча с Йинсеном, который не только спас его от смерти - дважды, - но и заставил задуматься о чем-то большем, о чем-то... действительно важном.
- Ну, тогда я не был героем.
Старк развел руками и улыбнулся, и Элисон коротко улыбнулась в ответ. Кажется, эта игра начинала ее забавлять.
- Океееей, возвращаясь к теме наследия. Раз жизнь героев коротка, - а вы наверняка это и имели в виду - не пора ли задуматься о наследниках?
- Терпеть не могу детей.
- Вы сейчас на мероприятии, посвященном им.
- Им не нужна моя любовь, им нужны мои деньги.

Сейчас забота о детях покажется всем очаровательной, но когда интервью опубликуют, Тони еще и лицемером назовут. Вот в этом его - нового его - еще не обвиняли. И не обвинят, потому что он придумает что-нибудь другое. Такое, что не будет идти вразрез с его словами. Значит, у Старка было совсем немного времени, пока Пеппер уговорит диджея дать Тони слово в очередной раз. Вариантов было немного, приличных - и того меньше.

- Сегодня вы приехали в одиночестве. Надоело общество моделей?
- Как вы сказали, сменились приоритеты.
- Для мистера Старка женщины теперь не в приоритете? - Элисон так пристально посмотрела на Тони, что он даже не сразу ответил.
- Решил побыть однолюбом для разнообразия. Жду подходящей возможности...
- Дайте угадаю, - журналистка наклонилась чуть ближе и продолжила заговорщическим шепотом: - Никакого секса последние полгода?
- Хотите исправить это недоразумение? - что называется, сказал, а потом подумал.
Старк мог сколько угодно убеждать себя в том, что оставил прежнюю жизнь позади, но от себя все равно не убежишь.

Тони подошел к диджейскому пульту и, интереса ради покрутив пластинки, с натянутой улыбкой заговорил:
- Все же в курсе того, что я не люблю детей, верно? - он нервно потер лоб и продолжил речь уже серьезным тоном. - Так вот. Была идея организовать стажировку для присутствующих здесь детей в Старк Индастриз, но я отказался от нее, - зал недовольно зашумел. - И я действительно считаю, что детям там не место. Но! - Тони поднял указательный палец, призывая к тишине, - В ближайшие три месяца будет открыт Старк Экспо - впервые с семьдесят четвертого года он откроет свои двери для молодых исследователей. И каждому присутствующему здесь, а также каждому школьнику или студенту, которого здесь нет, я лично отведу отдельный стенд на выставке сразу после открытия. Условия всего два: иметь собственный проект и быть готовым его отстаивать. Авторы лучших проектов смогут реализовать их на базе Старк Индастриз. Никаких скидок на возраст, никаких поблажек из-за социального статуса. Хотите чего-то достичь - повзрослейте. В Старк Индастриз не место детям, но речь не о возрасте, а о готовности брать на себя серьезные задачи. Дерзайте, и до встречи на Старк Экспо!

Тони посмотрел на Пеппер: наверняка она была на него сердита. Уже который раз за этот вечер он портил ее планы. Но она должна была признать: речь вышла, в общем-то, неплохой - для импровизации.
Эту речь СМИ быстро растиражируют, а Тони в глазах общественности теперь будет человеком, которому безразлично, одаренный ребенок или нет, из богатой он семьи или из бедной. Можно быть сколько угодно умным и эрудированным, но так никуда и не применить свои знания. А можно быть не слишком талантливым, но при этом очень трудолюбивым, - и достичь очень многого.
Спустившись, Старк подошел к Пеппер и обратился к ней, с трудом подавляя довольную улыбку.
- Дело за малым, нейтрализовать журналистку. Я знаю, что делать, но мне понадобится твоя помощь. Только... тебе эта идея вряд ли понравится.

Отредактировано Tony Stark (2017-07-25 22:59:24)

+2


Вы здесь » FLAME » Архив игры » I'll be watching you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC